Новости


Архив новостей

Блоги


Реакция на происходящие через призму Инженерии, да еще и с атомным окрасом

Блог Ядерного Инженера

Погляд Сергей

Постлитературные тексты на тему и без темы.

По ту сторону когнитивного забора.

Рулев Александр , Админов Админ

Как приготовить Инженера

Белобородов Михаил

О том ЧТО ЕСТЬ и ЧТО НАДО в правовом сопровождении инноваций

Правовое сопровождение инноваций

Арапов Сергей

Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Показать выбор даты
 
Здравствуйте, дорогие принцессы Селестия и Луна. Сегодня я хотел бы поговорить об одной из главных задач человечества, которую призван разрешить глобальный проект Империум. Во всяком случае эта задача довольно критична в настоящий исторический момент. Возможно, в дальнейшем ее острота и спадет, но сейчас это самый главный дефицит у цивилизации на планете. Да, нам не хватает и энергоносителей, и рынков сбыта, и пригодных для комфортной и продуктивной жизни территорий, и мощности (запаса прочности) планетарных биоценозов. Но все эти дефициты и ресурсные голоды меркнут перед действительно архиважным дефицитом, который, возможно, занимает прочные первые позиции в списке первопричин всех остальных. Человечеству недостает не столько ресурсов и энергии, у человечества критический дефицит прежде всего мозгов.


Разумеется, я имею ввиду отнюдь не абстрактную мозговую ткань, но прежде всего эффективный и мощный разум, который способны генерировать новые мозги. Подавляющее большинство проблем, с которыми сталкиваются самоорганизующие системы и антиэнтропийные процессы, разновидностью которых является человечество, действительно какое-то время могут решаться через расширение ресурсного обеспечения, но только до какого-то предела, и только в некоторых случаях. В остальном же действительно эффективные и решающие изменения могут быть вызваны только оптимизацией структуры и алгоритмов поведения элементов самих систем. Т.е. по-настоящему внутрисистемная энтропия и системные проблемы могут преодолеваться только за счет увеличения полезной структурной сложности. Напомню, что базовыми таковыми проблемами являются проблемы падающего возврата, отложенной дисфункции и роста давления среды. Их можно некоторое время заметать под ковер, например, первую из них можно временно разрешить экстенсивным наращиванием добычи, вторую – закручиванием гаек, а третью удачным петлянием между центрами силы аки последний светляк на Малиновке, но только в пределах емкости самого ковра, которая конечна, причем, что характерно, чаще всего внезапно конечна. В остальном же без наращивания полезной структурной сложности, т.е. без генерирования воплощенной новой адекватной информации, системные проблемы не разрешаются, а откладывание на потом и заметание под ковер в итоге может лишь усугубить силу поражающих факторов.

До некоторых пор с переменным успехом с задачей наращивания полезной структурной сложности справлялась спонтанная эволюция за счет механизмов изменчивости и отбора. Учитывая появление в ее результате современной земной биосферы, приходится признать результаты спонтанной эволюции таки впечатляющими. Однако, учитывая громадное количество времени для адаптации и постоянные фазовые катастрофы в процессе, также приходится признать недостаточность спонтанных механизмов для наших целей. Преодоление даже более простых предыдущих системных кризисов потребовало от человечества запуска именно управляемых механизмов эволюции, прежде всего модернизации форм организованности и социальных отношений, а сейчас ситуация еще более сложная. Нам в любом случае потребуется только управляемое, разумное вмешательство. И с этом у человечества довольно серьезные проблемы.


Типы мышления

Хоть нейронная архитектура человеческого мозга, обеспечивающая мышление, остается неизменной уже довольно продолжительное время, внутреннее содержание моделей (или типов) мышления все-таки модернизируется со временем. До некоторого предела огрубив классификацию оного, мы получим следующие поколения типов мышления:

= естественный (природный, анимистический) – характерен для самых первых культур и родоплеменных форм организованности, проявляется в экстраполяции собственного и наблюдаемого в социуме поведения на все остальные природные процессы, т.е. причинами любого явления является желание людей или сверхъестественных, но похожих в мышлении на человека сущностей. Ветер дует потому что есть дух ветра, который хочет чтобы дул ветер, олени мигрируют потому что есть дух оленей, который хочет чтобы они мигрировали, и если ему сделать подарок, то он будет благодарен и тоже чем-то поможет в ответ, причина и следствие в таком мышлении не отделены от социальных межличностных отношений. Является основой языческих культов.

= полуестественный (схоластический, религиозный) – характерен для культур, прошедших бутылочное горлышко осевого времени, и обычно сводится к упорядочиванию антропоморфных сверхъестественных сущностей, которые выступали причинами явлений, в некий пантеон с четкими правилами для людей, и частичному выносу этого пантеона за скобки познания, т.е. у дискретных явлений уже могут быть свои причины, которые рождают некоторые предсказуемые последствия (логика Аристотеля), но все равно первопричина так или иначе сводится к желанию антропоморфных богов (т.е. похожих желаниями и мышлением на человека, например, им приятны чья-то покорность и поклонение, что без сомнения приятно стадно-иерархическому инстинкту человека, что он экстраполирует и на богов) и независимо от них не существует. Этот тип мышления характерен для полисных форм организованности, и все так же еще не избавился от необходимости отделять причины от чьего-либо желания, транслируя собственные чувства и понимания на все остальное. Также для этого типа мышления характерна путаница между результатом процесса и его причиной, т.е. червячок жил чтобы им в конце-концов перекусила птичка, и условия, которые привели к появлению и жизнедеятельности червячка тоже задуманы чтобы птичка в итоге пообедала, а не сформировались в результате объективных процессов. Является основой религиозных систем авраамической, индуистской и конфуцианской ветви.

= механистический (физикалистский, позитивистский) тип мышления характерен для культур, которым удалось встать на рельсы индустриального развития и научного метода познания. Присущ государственной (в современном понимании) и корпоративной формам организованности, т.е. стандартной на сегодня иерархической бюрократии. Уже четко отделяет причины и следствия от желаний, позволяет познавать мир через цепочки причинно-следственных связей и количественные характеристики. Является основой всех современных идеологий.

= общесистемный (релятивистский, кибернетический) тип мышления является самым совершенным из известных ныне человечеству, но пока каким-то более-менее оформившимся обществам еще не характерен, хотя им уже пользуются некоторые люди и отчасти наука, также он некоторым образом уже участвует во многих проявлениях современной культуры, т.е. этот тип мышления постепенно уже отрабатывается и рефлексируется социосистемой, хоть еще и не вышел на уровень систематизации и доминирования. Скорее всего, этот тип мышления возьмут на вооружение общества посткапиталистической фазы развития с сетевыми игроподобными формами организованности. Если, конечно, человечество не уничтожит себя или не скатится в бесконечное темновековье. Этот тип мышления оперирует вероятностным характером причинно-следственных связей (т.е. какая-то причина совершенно не обязательно приведет к указанному следствию, а с некоторой вероятностью, даже если раньше закономерность повторялась), а также тем, что цепочка причинно-следственных связей в познании заменяется сеткой нелинейных взаимозависимостей и вероятных сценариев, а количественные характеристики дополняются структурными и алгоритмическими. На данный момент еще нет идеологий, построенных на базе общесистемного типа мышления. Были попытки создать оные в начале ХХ века усилиями А.А.Богданова и В.И.Вернадского, но, к сожалению, получилось сделать только первые наброски. Есть попытки и сейчас сделать что-то подобное, и философия Империума является одной из таковых, но в любом случае миропонимание на основе общесистемного типа мышления является единственным, через которое разум способен сгенерировать необходимое сегодня человечеству увеличение полезной структурной сложности для преодоления текущего системного кризиса.



По мере взросления можно наблюдать как у человека все более усложняются и прогрессируют типы мышления начиная с анимизма у детей, в этом отношении все так же характерно быстрое повторение пройденных стадий эволюции как и при формировании эмбриона. Однако, при переходе на более совершенные типы мышления, от разума требуется обработка все более крупных массивов информации по все более сложным алгоритмам, т.е. от мозга требуется большая вычислительная мощность. Например, чтобы объяснить поведение ветра для естественной модели достаточно отдельного желания духа ветра, в религиозной уже требуется наличие упорядоченного божественного замысла, в механистической уже нужен ввод ряда дополнительных сущностей и параметров вроде атмосферного давления, температур и т.д., а в общесистемной модели нужно еще и анализировать световые отражательные/абсорбационные способности веществ атмосферного состава в тех или иных областях и сопрягать это с общими геологическими процессами, активностью светила и газообменом биосферы. И проблема в том, что человеческий мозг далеко не всегда способен потянуть обработку такого количества вычислений даже при том условии что у него достаточно информации. Остроту этой проблемы нельзя решить простым наращиванием доступного количества информации, т.е. просвещением и образованием, т.к. узким местом тут является недостаточная вычислительная мощность: слабый древний компьютер не потянет современных приложений и графику только оттого что они на него с пятого раза после танцев с бубном установились. Ведь информационная система в целом ограничена правилом бутылочного горлышка, или самого слабого звена – общая ее производительность ограничена производительностью самого слабого элемента, так же как и компьютер ограничен слабостью процессора, оперативной памяти, графического ускорителя или цепей питания соответственно даже если мощность остальных узлов избыточна. Т.е. достаточно мощный разум можно получить только если у него и «процессор» достаточно мощный, и «оперативки» хватает, и «диск» достаточного размера и не битый, и «приложения» функциональны и правильно без особых багов работают, и «базы данных» достаточно обширны и целостны для возможности более-менее адекватных выборок и анализа.


Положение дел

Грустная правда жизни состоит в том, что на текущий момент достаточными когнитивными качествами для работы с общесистемным типом мышления обладает довольно небольшое количество людей. Даже более простой механистический (физикалисткий) тип мышления вызывает известные трудности у значительного процента населения. Уже не говоря о существенных прорехах в имеющихся «базах данных» и изрядного багообразия «приложений». Это плодит чем дальше тем большую неадекватность поведения всей социосистемы, что было еще полбеды когда у человечества не было таких могучих производственных и боевых технологий, но стало критично и крайне опасно при их появлении, и наиболее опасна в этой истории неадекватность системы управления. Да, власть имущие в результате специфического негативного иерархического отбора в основном состоят из довольно мерзких в нравственном и личном отношении типов, но основная беда, на мой взгляд, состоит даже не в этом, а в том что они ко всему прочему в силу скудности интеллекта и некомпетентности еще и не осознают насколько ужасны по последствиям многие их действия. По-моему, кто-то из гигантов мысли современного господствующего слоя России писал, что от системного кризиса дюже хорошо помогает «спасительная симплификация», т.е. упрощение системы, а не наращивание ее полезной сложности! Человек даже не понимает, что упрощение управления лично для него не означает выхода системы из кризиса, как не понимает и того, что управлять современным айфоном куда проще чем первыми ЭВМ не потому что он проще их, а оттого что как раз намного сложнее, отчего множество параметров и процессов, ранее требующих внимания оператора, теперь настраиваются автоматически за счет сложной внутрисистемной логики. И это наиболее страшное в этой ситуации – когда некомпетентный амбициозный человек даже не понимает насколько некомпетентно его решение, и насколько ужасные последствие оно может повлечь за собой. Ибо если бы это понимание существовало, то очень многих злодейств власть имущие не совершали бы сколько бы процентов прибыли это ни сулило и какими бы распоследними мудаками они ни были. Автор не единожды сталкивался с руководителями на разных уровнях, в т.ч. и на довольно высоких, которые из-за недостатка интеллекта и невежества наносили управляемым системам огромный урон и еще больше упускали прекрасных возможностей, причем не из-за того что хотели украсть или откатиться, а именно вследствие ошибок, которых даже не понимали. Более того, общий урон от воровства и распилов в итоге является сущей мелочью по сравнению уроном от таких ошибок управления. На планете сейчас просто нет хоть сколь-нибудь заметных систем управления, которые избежали бы этой нарастающей неадекватности, а беспокоится есть от чего, ведь мы не просто не обладаем более-менее внятной статистикой или привираем на каждом узле сбора/компоновки. Даже обладая таки правильной статистикой, системы управления едва ли могут сделать из нее адекватные выводы – к добру ли, к худу увеличение того или иного показателя, хорошо или плохо увеличение выплавки условного чугуния или выработка киловатт-часа на душу населения, и насколько оно увязано со всем остальным?

Из всего этого вытекает однозначный вывод: для преодоления текущего системного кризиса человечеству категорически необходимо общее увеличение мощности доступного ему разума, причем как индивидуального, так и коллективного, т.е. общему увеличению рациональности поведения должны последовать и организационные формы, и прежде всего система управления. Этот вопрос следует ставить во главе угла и трезвонить во все колокола в поисках решений, откуда бы они не исходили, времени на реакцию до вступления в достаточную силу основных поражающих факторов системного кризиса очень мало. В этом отношении у нас нет никаких «славных» традиций и заветов предков, нет никаких истоков, к которым можно было вернуться: человечеству просто не приходилось ранее с таким сталкиваться. Искать пути разрешения придется сугубо новые и непроторенные, понимая и принимая неизбежные риски неизведанного. Наверняка, потребуется несколько параллельных направлений деятельности, и первым на ум без колебаний приходит идея киборгизации и технологической сингулярности, т.е. дополнения естественных когнитивных сил мозга машинными вычислительными мощностями.



Аугментика

Однако, на практике сложить мощности вычислительных систем так просто как плюсовать мешки с картошкой нельзя, ведь человеческий мозг и ЭВМ имеют совершенно различную архитектуру. Проблема даже не в том что где-то двоичные вычисления, а где-то троичные или десятеричные, в конце концов любая числительная система без особого труда конвертируется в другую. Проблема в том, что мозг и ЭВМ построены на разных математических моделях вычислений: ЭВМ в конечном итоге построена на числах и таблицах (математически – матрица), а вычисления мозга построены на узлах и соединениях (математически – теория графов, причем аналогово, т.е. числа как таковые там вообще не обязательны). А теория графов до сих пор лишь отчасти решается числовыми методами, и до сих пор многие ее задачи не имеют математических (т.е. числовых) решений. Цифровые вычисления в некоторой мере могут описывать аналоговые процессы, но все-таки реальные (аналоговые) процессы значительно сложнее чем все известные нам на данный момент математические модели. Отчасти это можно обойти технологией нейронной сети, т.е. математической имитацией аналоговой работы мозга, но тут в дело вступает другая, гораздо более сложная проблема: внутренняя кодировка сигнала в неокортексе каждого мозга не унифицирована, а каждый раз уникальна, т.е. «загрузить» информацию непосредственно в мозг или «прочитать» что-либо оттуда будет невозможно, не расшифровав эту уникальную внутреннюю кодировку. Задача эта наверняка куда сложнее чем даже расшифровка генома, особенно если учесть, что эта кодировка ко всему прочему еще и будет перманентно меняться со временем, т.е. практически на то, что можно будет напрямую объединить когнитивные возможности с машиной я бы не рассчитывал. В то же время в более древних участках мозга, ответственных за первую сигнальную систему, а также в каналах передачи данных (нервах) кодировка сигнала все-таки более-менее унифицирована, т.е. реалистичные шансы на машинное объединение их работы все-таки существуют. Это, конечно, не позволит сделать человека непосредственно умнее, т.е. не сможет машинным способом поддержать непосредственно мышление, но зато сие позволит более полно контролировать ввод-вывод информации, а также, что не менее важно, позволит отчасти взять под контроль первую сигнальную систему, т.е. скорее всего можно будет некоторым образом машинно контролировать эмоциональную сферу разума. Разумеется, это тоже не сделает людей умнее, но зато позволит несколько прояснить мышление, сделав эмоции более контролируемыми, т.е. хотя бы поубавит эмоциональную дурь (и то хлеб). А также, что очень важно, позволит контролировать ощущения, т.е. работать с дополненной реальностью, загружая информацию прямо в основные нервы-источники информации, а также организовать вывод информации в компьютер тоже напрямую через нервную систему. В итоге путь киборгизации, конечно, не сделает людей умнее в прямом смысле слова, но позволит им намного быстрее работать с информацией, имея свой внутренний интернет, а также более полно контролировать свою эмоциональную сферу, подкручивая ненужное, и усиливая нужное в текущий момент. Т.е. для того чтобы знание попало непосредственно в разум человека, он все равно должен будет потратить время на то чтобы «прочитать» нужную книгу или «посмотреть» видео, или полноценно «поучаствовать всеми органами чувств» в вирте, даже если он это будет видеть «внутренним взором» в дополненной реальности, чтобы мозг перевел это в свою уникальную кодировку, и лишь после этого информация будет доступна для полноценного осмысления в когнитивной модели человека. А еще человеко-машинные интерфейсы могут сильно пригодиться в народном хозяйстве, значительно ускоряя и упрощая процесс программирования и управления машинами, что составит значительную часть труда в роботизированном хозяйстве, а также может сильно помочь с восстановлением и увеличением функциональности двигательного аппарата. Отчасти снизит глупость через контроль эмоций, но умнее это людей, к сожалению, не сделает. Киборги не будут сверхлюдьми в смысле разума, они будут теми же людьми, но со встроенным смартфоном, виртом и интернетом. Удобно, но спинозами людей это не сделает, все так же в массовом порядке будут лайкать сиськи и котов, только уже в вирте.


Оптимизация работы с информацией

Вторым перспективным направлением работы была бы оптимизация мышления, т.е. ускорение вычислений за счет их более оптимального и компактного представления и компоновки. Эта работа состоит из двух основных направлений – архитектоники (структурирования информации, ликвидации дубликатов, увеличения количества индексных ассоциативных свойств метаданных, внутренней связанности и согласованности) и алгоритмирования (оптимизации последовательностей поиска, выборки и обработки). По сути оптимизация мышления сводится к выработке культуры (именно культуры!) поиска информации и ее обработки, методов хранения, верификации и принятия решений. Это позволит для обработки тех же массивов данных и извлечения из них полезной информации тратить меньше усилий за счет превентивного отсекания ненужного, избегания стандартных граблей и узких мест, быстрого нахождения источников. Полагаю, что подобный предмет стоит начинать изучать еще со школьной скамьи. Хоть это снова не сделает отдельных людей умнее, но зато позволит заметно увеличить эффективность использования мозга, добиваться большего при той же вычислительной мощности.


Оптимизация системы управления

Так как главным источником выработки решений социосистемы выступает система управления, целесообразно уделить ей значительное внимание в этом вопросе. И, так как с быстрым наращиванием когнитивных способностей, к сожалению, пока никак, придется пока использовать наличные ресурсы. К счастью, пока некоторый резерв для этого у человечества есть, т.к. наличествует более-менее заметная прослойка людей, которые проявляют значительно более сильные когнитивные способности чем остальные. В данный момент этот резерв человечеством практически не используется в системах управления, потому что принципы комплектования господствующего слоя происходят не столько по компетентности и управленческой эффективности, сколько по клановой идентификации и лояльности: в большинстве наверх продвигаются не те кто лучше справляется с задачами, а кто правильно лижет правильную задницу. Вряд ли на планете можно найти много систем управления, которые избежали этого стандартного бага иерархических форм организации, и отчего в этом направлении работы потенциал оптимизации довольно значительный если мы сможем внедрить более оптимальные технологии формирования и организации господствующего слоя.

Важным элементом этой социальной технологии является массовое производство не узких специалистов, а генералистов-универсалов (прогрессоров в терминологии проекта), способных отрабатывать в своей когнитивной модели сразу многие аспекты жизнедеятельности и управления, отчего их когнитивная модель должна быть достаточно мощной и обширной, и для поддержки оной опять же потребуется экстремальная для человека общая когнитивная сила. Дело в том, что распределение обязанностей и специальностей хоть и позволяет поддерживать индивидуальные глубокие предметные знания, но система управления в целом чем дальше тем больше теряет возможность общесистемной интеграции всех этих знаний, т.к. для коммуникации между разными когнитивными моделями нужно идти на довольно значительные транзакционные издержки: нужны усилия на кодировку сигнала, его передачу, а также на декодирование, интерпретацию и повторное кодирование для загрузки в другую когнитивную модель. На всех этих этапах теряется не только время и силы, но и что более важно, искажается сам сигнал, т.к. и протокол обмена (язык), и когнитивная модель-получатель не обладают всей полнотой внутренних индексов, ссылок, процедур обработки и контекста, которые предполагались при кодировке когнитивной моделью-источником. В итоге на некотором этапе разделения управленческого труда транзакционные издержки начинают съедать почти всю полезную нагрузку в информационном обмене, из-за чего к конкретным пуговицам претензий вроде нет, но костюм в целом выходит кривой, никто за это не отвечает, ничего не понимает и спрашивать за костюм по сути не с кого. Поэтому крайне важно стандартную иерархию исполнителей-специалистов скреплять, интегрировать и организовывать в общем стратегическом русле через немногочисленную сеть таких универсалов с межведомственными и иногда чрезвычайными полномочиями, которые могут охватить в своей когнитивной модели ситуацию на общесистемном уровне, и которые не столько непосредственно управляют, сколько имеют интегрирующую, координирующую и блюстительную функцию для иерархии, воздействуя на нее не через стандартные механизмы передачи сигнала сверху-вниз и снятия обратной связи снизу-вверх, а напрямую и точечно.

Вероятно, в процессе оптимизации не исключены жесткие сценарии ротации, но мы должны понимать, что господствующий слой и система управления имеют известные привилегии, в т.ч. и довольно значительную долю общественного пирога, но и взамен они тоже кое-что должны социуму. Некоторые любят размышлять, что условные нижестоящие зайчеги хотят чтобы условные вышестоящие волчеги перестали их кушать, но нельзя ибо так работает экосистема. Однако, сие демагогия, ибо от условных вышестоящих волчегов требуется не перестать кушать зайчегов, а начать с надлежащим качеством выполнять свои прямые задачи в экосистеме, под которое она им и выделяет ресурсы, а именно вовремя и в достаточном объеме выдавать адекватный и качественный интеллектуальный продукт управления. Ибо если он по любым причинам не выдается (нет других писателей, нет рынков, МВФ не велит), то такие волчеги – лишний и паразитический элемент экосистемы, пожертвовать которым с известными издержками для ее оптимизации совершенно необходимо ради общего выживания. Задача системы управления – находить положительные и эффективные решения, а не оправдания и дежурных врагов. Социосистемам и человечеству нужны не оправдания, а положительный результат. Поражению нет никаких оправданий, а победа в них не нуждается.

Проект «Церебро»

Тем не менее, даже оптимизация господствующего слоя не является окончательной панацеей, но лишь временным решением, ведь системная сложность и дальше будет возрастать, и в обозримой исторической перспективе может превысить когнитивные возможности даже самых умных из людей. Возможности киборгизации по увеличению когнитивных качеств людей довольно скромны, оптимизация культуры мышления тоже имеет осязаемые пределы эффективности, так что задача повышения уровня разумности все так же стоит перед человечеством. А от пути генной инженерии, к сожалению, и вовсе придется отказаться на довольно продолжительное время, если не навсегда в практическом (до широкого освоения псионики) смысле: сложность мозга, а тем более генетический информации по оному значительно превосходит наши возможности к осмыслению. Вероятность ненароком что-то серьезно поломать подавляюще превышает вероятность что-то заметно улучшить. Так что в этом вопросе нам придется полагаться на природные пути эволюционных улучшений, которые заметно длительнее технологических, но зато точно будут эффективны. И пойти нам, скорее всего, придется тем же путем, которым шла в свое время природа.

Во времена становления разумных видов приматов наращивание массы мозга у стад происходило вследствие механизма миграции и выдавливания более любопытного и смышленого молодняка из основного стада в отдельные группки, которые мигрировали далее, основывали свой ареал в более сложных условиях, более крупный мозг позволял стаду получить преимущество над другими и распространить свой наследственный вариант, после чего цикл начинался сначала. В итоге после каждой успешной миграции и экспансии более смышленых приматов удавалось закрепиться генам для более крупного мозга, что в итоге и приводило к постепенному эволюционному росту. Понимая этот механизм, мы тоже сможем использовать похожие закономерности, но только поднимать потихоньку нам придется всю популяцию, а не отдельные группки. Особенностями формирования мозга является очень высокий церебральный полиморфизм, т.е. отсутствие четких наследственных признаков сильного и слабого мозгов. В больших числах закономерности проявляются, но индивидуально это всегда лотерея, вероятность. Поэтому нельзя от умных родителей получить гарантированно умных детей, можно только получить некоторый процент умных от всей популяции. Поэтому же технологически нельзя вывести некую закрытую касту сверх интеллектуалов, потому как интеллектуальным будет только первое поколение, уже второе будет стандартной заурядной золотой молодежью с неким процентом более умных, не слишком отличным от среднего в популяции. Поэтому повышать уровень когнитивных сил мозга можно только для популяции в целом.

Для наших целей даже не обязательно куда-то отдельно переселять людей с усиленными показателями разума, на современном уровне вполне возможно заменить миграцию новыми видами деятельности и организации, а преимущество в размножении обеспечивать мягкой регулировкой через систему социального статуса, обеспечивая не индивидуальное, а статистическое преимущество размножения нужного биоматериала. Уже довольно продолжительный период у человечества происходит негативный когнитивный отбор, однако применив системы церебральной сортировки, и управляя статистическими преимуществами размножения через системы социального статуса, мы сможем впервые за тысячелетия снова запустить положительный умственный отбор. Мы сможем постепенно, но неуклонно наращивать когнитивные качества популяции, уже через пару поколений получив заметные и значимые положительные результаты, при этом не напрягая населения примитивной принудиловкой. Таким образом мы сумеем вовремя получать достаточное количество достаточно мощного разума, способного преодолевать очередные системные кризисы и вовремя генерировать столь необходимую полезную структурную сложность.

Однако, уже сейчас заметно каким будет основное содержание социальных противоречий новой посткапиталистической эпохи. И если ранее это было прежде всего противоречие системы управления (рабовладельца, феодала, капиталиста) и управляемой системы (раба, крепостного, рабочего), то в когнитивную эпоху это, скорее всего, будет противостояние людей с относительно сильным и относительно слабым разумом, т.е. противостояние прогрессоров и атавусов. Причем, что печально, противостояние управленческой и управляемой системы, скорее всего, не исчезнет полностью, хоть и сильно потеряет в актуальности и остроте, но ни управленцы, ни управляемые не будут напрямую ассоциироваться с прогрессорами и атавусами, т.е. это измерение социального противостояния будет проходить через все общество, классы, организации, и даже через семьи. И даже общее повышение разумности человечества, к сожалению, не снимет это противоречие, а наоборот может его только обострить, сделав явным и четко осознанным, так как даже при общем увеличении разумности популяции все равно будут передовые, и будут отстающие. И если после капитализма сдуется противоречие труда и капитала, то проявиться и станет массовым другое, с которым раньше люди сталкивались редко – это противоречие прогрессоров и атавусов, передового и отсталого мышления, причем отсталое через двести лет сегодня может быть дико передовым.

Но, несмотря на то что обществу, скорее всего, так и не удастся избавиться от социальных противоречий, и вместо одних придется столкнуться с новыми, мероприятия по общему увеличению разумности помогут нам в итоге преодолеть текущий системный кризис, купировать угрозы для выживания, и выйти на стадию управляемой эволюции и космической экспансии. Накопленные проблемы можно разрешить, если человечество будет достаточно разумным для этого. У меня есть мечта о смелом новом мире, где человечество находит в себе силу и мудрость чтобы обрести более сильный разум, мире, в котором Прометей побеждает Зевса. Нам предстоит много испытаний и непростых решений, но я знаю одно: лишь усилением разумности сможем преодолеть трудности, воздвигнуть Империум и продолжить великое дело гармонии, дорогие принцессы. Всегда верный, чешу вас за ушками.
Магрегор Иван (24.12.2018 14:35)0