Проекты

Новости

22.02.2018


«Информационный апокалипсис неизбежен». Специалист по соцсетям Авив Овадья еще в 2016 году предупреждал ИТ-компании о проблеме фальшивых новостей и наступлении эпохи постправды. Прогнозы эксперта сбылись, и теперь он предрекает еще большую угрозу — тотальный информационный апокалипсис. Технологии машинного обучения позволят окончательно размыть границы между фактами и вымыслом. Со временем у людей выработается апатия к реальности и полная неспособность отличить правду от вымысла. Специалист по соцсетям Авив Овадья еще в 2016 году предупреждал ИТ-компании о проблеме фальшивых новостей и наступлении эпохи постправды. Прогнозы эксперта сбылись, и теперь он предрекает еще большую угрозу — тотальный информационный апокалипсис. Технологии машинного обучения позволят окончательно размыть границы между фактами и вымыслом. Со временем у людей выработается апатия к реальности и полная неспособность отличить правду от вымысла.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Заметки о РОШ в Новосибирске

Говорят что варяги, тоже были славяне

Мы - то думали, немцы, приличный народ…

Е. Лукин

 

            Проводя РОШ, а эта уже третья школа, все время чувствуешь себя народником до ленинских времен. Почему? Потому что они приезжали учить ребятишек, вроде, нужному, а их били палками: мол не  знаете наших чаяний, местных, крестьянских. Вот и мы тоже мыкаем горе с этими школами.  Территория становится в позу: вы нам деньги соберите, людей наших уговорите, экспертов побойчее привезите, сами себя распиарьте, как можете, а мы тогда, возможно, к вам заявимся… « С лопатами и вилами…» - по В. Высоцкому. Аудитория-то нелегкая. И прием-то тот еще. Многие как-то нутром чуют Москву, странно, мы как-то все из Питера, кто не из Киева. И Москва – враг. Там царь, а  в Сибирь ссылают. Словно и не было 100 лет цивилизации. Банкоматы и пластиковая еда не делают когнитивности. Это – да. Еще все носятся с идентичностью. Мы, дураки, поверили, что есть она: настоящая сибирская. А ее нет. Что тут скажешь… Опять же раздражение вызывает у сибиряков, они даже национальность такую прописали по статистике. Считаться с этим? А зачем? Если она не проявляется никак, кроме общего кризиса всего, причем такого же, как везде? И бренд мы пытались честно и метафорично на чувствах и интуиции отстроить, чтоб заиграл, а вышло, что не нужен он совсем. Сохранить бы самость, то есть себя, то есть людей.

            Грустная школа вышла. Ее не хотели. Как замуж насильно.

            А вот те, кто с идентичностью не парится, почему-то словили кайф особенный. Для них все и было. Это – Томск, строящий свои Афины без Богов, зато с Хроносом во главе. Это Красноярск, затесавшийся краем своей креативности в новые пространства, это маленький недогород Руян – дитя неистовой сибирскости, похоже: только там она и мыслится, как сущее. Ну и еще Алтай с Якутском своей упаковкой метафизического в человеческое.

            А Новосибирск не случился в игре. Ни город. Ни люди. Просто выделили торговую площадь и не вышли в базарный день – пусть, мол, своих скоморохов выпускают, а я в своей сибирскости отсижусь дома.

            Наверное, утешимся мы, Организаторы школы, когда из нашего пепла вылетит искра следующего мира и будет СВЕТ. То есть, я хочу сказать, что  за народниками в свое время пошли  настоящие ребята с изменениями по самое не могу и во всем мире. То-то было весело, то-то хорошо… Ну, революция у нас в 17-м по плану, а пока всеобуч… Научение территорий…

            Мне было здорово съездить после Сибири в Астану и Алма-Ату, там нормальный индустриальный рай с предпринимательством наперевес, причем без рэкета и распилов. Так и хочется запродать казахам Новосибирск в аренду на  десяток лет, ведь и деятельность возродится и порядок… Мечты. О Советском прошлом, кстати.

            Еще чудесней было вернуться из сибирей в Питер, город следующей эпохи. Тот, кто думает, что  только в Исландии была попытка построить новую социальность, заблуждается. Я тоже, до поездки в Сибирь, так думала. А оказалось, что правильно приезжающие в Питер тибетские ламы, говорят – оглянитесь – у Вас тут все уже есть. Какой следующий мир? Свободный, конечно. А в Сибири надо запускать искусственный спутник любви… Это у меня такая ослышка на РОШ-III была. И свободы там нет нигде, есть заполненность пустот словами, противоречивыми поступками, суетой и писанием бумаг, сотни нарушенных обещаний, чудеса неявных договоров, обидки и истерики и усталость к вечеру, как от десятичасового плавания в волнах. И это со своими… С чужими - вообще беда. Они просто, набычившись стоят: мы всегда так живем. Мрак, конечно. А вот Томск выбрался, и город свой они развивают вверх, а денег совсем немного… Крутится планета. Ускоряется время. ИНТЕРРА, бедная маленькая девочка ИНТЕРРА, как ты живешь в Новосибирске?

Хороший форум, но девочку никто не воспитывает, никто не пестует, никто не анализирует, не монстр ли это или, вдруг, «дикая карта» сибирской судьбы.  Сработает ли самоорганизованность или нет? Все еще ходят речи о том, что надо как-то завершать каждую ИНТЕРРУ чем-то важным для города, страны, а то – танцкласс инноваций, а жизнь остается прежней.

Мы любим нашу РОШ. Хотя существует она не в премиум-классе мероприятий. Лада Юрченко много сил вкладывает в Интерру, она представитель власти… Но никто не пишет каждый год книгу – «Три счастливых дня в сентябре или Интеррдевочка» - и нет аналитики по тому, что происходит от года к году, и как это влияет на большую сибирскую жизнь.

Мне  раньше виделось из сумрачного Питера и рядом с прорезиненной Западом Москвой, что будущее нужно вынашивать в Сибири, колыбель его, охраняя заклинаниями, оставить на Алтае, выбрать Учителей и выпустить в мир уже сильное, не отягощенное злом… Наивная мечта…Никому-то это будущее здесь не нужно. Что ж, будем выращивать «в коробчонке», перевозить, заметая следы… Тоже, вполне себе стратегия.

 

У колыбели нашей РОШ мы собираемся вместе. И даже рассыпанная на тысячи звездочек, выживет она, преобразованная в другую галактику. Потому что нам это очень надо – притягивать то будущее, в котором хочется жить, и ставить кордоны тому, которое растет на дрожжах славы и корысти.  С нами эксперты, которые по своим мыслительным свойствам и человеческим качествам могут вполне быть и учителями человечества и совестью эпохи. Неклесса Александр Иванович, Чудновский Юрий Владимирович, Никитин Владимир Африканович, Дацюк Сергей Аркадьевич…  Как они к нам попали? По дружбе и уважению, по тому, что общее важно… И это те, кого мы смогли пригласить на  нищую по деньгам РОШ. Так что, для своей коллективной когнитивности мы собрались совершенно чудесно. Знаете? Когда есть перед кем склониться в глубоком поклоне, это большая удача. Еще лучше, когда ты не один перед Великими, а с командой, которая тебя поддерживает и  в уважении к авторитетам, и в деятельности. Бывает другое счастье? Помимо Учителя, друга и дела, есть только любовь. Но ее разливает Господь…

Тот, кто не умеет подставить руки или душу, ну, тот будет при деле и команде, что опять же неплохо.  Искусственный спутник любви. Если бы я изобретала знаниевый реактор сейчас, я бы так его назвала.

С каждой школой рамка осмысления мира поднимается все выше и с тем четче осознаются миссии и синхронизируются общие дела. Основатели это еще не орден.  Компания «Знаниевые реактор» – еще не  стратегическая администрация. Но мы к этому идем с каждой школой. Организованности создаются. Мы прирастаем людьми медленно, но зато Людьми.

Наша жизнь на школе странная и непонятна обывателю, наблюдателю или чиновнику, зато очень понятна тому, кто строит мост в вечность. На этой школе мы говорили о времени, о синхронизмах, о квантовых переходах. Мы всегда о них говорим. И синхронистичность срабатывает. Мы вышли во время Основателей, и перед нами открылась еще одна бездна работы. Никитин с Чудновским считают, что мост над пропастью есть, но только сделавший шаг его нащупает. Это мы отработали в игре. Игре о порталах в следующий мир. О! Как фантастично, прямо как в книжках 1960-х разворачивалась эта веселая драма порталов. Все словно с ума посходили – разобрали на винтики, арестовали в своем клане, поставили на пьедестал. Только что не молились инструменту… Каменный век не за горами. Томск тихо пристроил себе портал и стал понемногу «делать  людей образованными». Персоналитет, как проект, дожил до конца школы, обрастая смыслами. А это был самый простой и понятный портал перехода в будущее. Спасибо Никитину и Чудновскому за игру и жизнь! Когда территория поймет, что РОШ – это и был вход, РОШ уже здесь не будет… Таковы чудачества быстрого времени. Портал не стоит на месте. Еще есть типичное название портала – точка входа. Томск вошел, теперь только и сыпятся в компьютер отголоски их успехов. Мы им почти уже не нужны. Они - сами Боги!  Мы счастливы. Мы будем называть феномен Томска афинным преобразованием, чтобы прослыть рационалями.

«День шамана» был таким тихим, совсем другие люди рассказывали совсем другие вещи, а что на нашем языке, так толку-то что? Кто-то защитился: мол, астрология и магия – то есть, мракобесие и манипуляция сознанием. А Шаманы, спокойные такие люди, с хохотом и воплями в нижний мир не ходят и в космос не летают… Словно притаилось еще одно большое знание из самого мезолита и ждет – вдруг заметят его основательность и пользу. Давно лежит у порога. Кто-то берет его, режет на куски, пугает смертных. Мошенники… В науке их тоже полно. Так что, и  физика, и метафизика находятся в кризисе. Физика разучилась делать полезное, метафизика забыла язык жизни. Кто-то совсем скоро откроет «дикую карту» в хламе своих снов, и новая оцифровка впишет навык шаманства каждому человечку на уровне умения пользоваться банкоматом. А пока мы смиренно склоняемся перед носителями знаний о Целом. Ином Целым.

Спасибо нашим шаманам за то, что приоткрыли завесу. Мы будем знать, что у нас есть запасной аэродром. Привет Афанасию Николаеву из Якутска, с легкой руки его и его команды наша Онтошкола обогатилась опытом метафизической картины мира.

Сергей Дацюк, гость нашей школы, ее украшение, ее провокация, ее рациональный мозг, тренер по затяжным прыжкам. Он один такой. Его многие ругают. Даже Африканыч. Дацюк позиционирует себя  пророком. Он певец того Будущего, которое ни на что не похоже. То, которое придет за всеми нами. Его книги есть в интернете. И дай вам Бог понять их. Как всякий пророк он говорит о сложном и сложно. Но объясняет доходчиво. У нас есть метафорические представления о пророках, и они не сходятся с энергичным спорщиком с хорошим чувством юмора и безукоризненным в доказательствах. Хочется пафоса, а он смеется. Может будущее пришло, и пророки освоили логику. Значит, мир развивается несмотря ни на чтоJ.

Никитин говорит просто, понятно и грустно. Он отчитывается о проделанной онтологической работе, как о сборе яблок в саду. Его основательность проявляется в том, что он просто закладывает основания в своих докладах, и потом это можно тиражировать как истину. Может, вам нет, а нам так в самый раз.

Сегодня для формирования команд всех сортов главное – это его «учение о позиции». Человек может иметь мнение, такие не составляют команду, но могут собраться в стаю и клевать одного, у кого мнение другое. Человек может иметь точку зрения, это предполагает картину мира и угол зрения на нее. Это давал Советский Союз каждому школьнику.  Теперь эти школьники стали академиками и «стоят» у своего угла зрения, не давая никому ничего менять, потому что страшно. Что страшно? Страшно делать. Делать начинает тот, кто имеет позицию, то есть согласно своей картине мира и точке зрения может выступить в поход и принести воду, железо нефть, открытие фотоэффекта. Люди с позициями встречаются все реже. Мнения сидят и на лавочках и в банках, точки зрения оккупировали ученые сообщества, а позиция рождает актора. На него можно ставить, как на сторонника или противника иного. Если на территории таких нет, то  делать на ней нечего. Пусть умирает или рождает героя.

Есть еще миссия. Она есть, например, у Владимира Путина. Миссия бывает у пророка и/или спасителя. У Путина есть миссия – уберечь русские ресурсы от иноземцев, желающих превратить страну в сырьевую колонию. В этой миссии нет ничего о будущем. О затяжном прыжке от Дацюка. О Персоналитете для элит от Никитина. О наших когнитивных сказках о свободе. Но у нас нет других спасителей. И очень мало людей с позицией.

Важным, прямо учебным графиком Никитина является движение человека по лестнице взрослости: окультуривание, самостояние, самодвижение, самоотречение. И опять перед нами куча людей, постоянно подвергающихся окультуриванию через СМИ, рекламу, «тренинги продаж личностного веса» и прочую ерунду, не дающую человеку встать и сказать: достало! Не буду больше! А буду – собой, то есть встану и пойду САМ.

Во время РОШ я как-то неожиданно для себя записала в блокноте: Россия имеет волю и намерение. Но воли царя и спасителя и намерения спасти почему-то мало. И Никитин сразу скажет мне, что без сообщества благородных мужей, то есть горожан, делать царю нечего. И надо откуда-то взять это дворянство, которое про сегодняшнюю честь и про завтрашнюю стратегию. То есть, неутилитарную длинную волю. Мало Людей. На РОШ приходят люди с позицией, а из любопытства никого не затащишь. Мы чужие в настоящем. Это нужно понять. После самостояния начинается самодвижение, и оно уже коллективно. А, вот, с этим дефицит вовсе. Люди, которые поняли, как устроено – есть. Они даже хотят действовать сообща. Но про «сообща» ничего не знают. И падают в мнения. Такова та Сибирь, которую мы встретили. Договороспособность строго отрицательна. Вечные неявные договоры, когда две стороны думают, что будут действовать совместно, а на самом деле ожидают действий от другого, а сами тихорятся.

Я сделала доклад про протоколы общения, детский такой доклад, я его детям в Сколково читала. Они смеялись над примерами, а тут вышел «телефон для глухих».  До сих пор не знаю: слишком новое я рассказала или слишком старое. Вышли в дискуссию – все те же косяки «сделайте мне красиво и в соответствии с моими убеждениями». Хочется выругаться, как усталый сапер: «да засуньте вы свои убеждения сами знаете куда…» Убеждения основаны на мнениях. Даже самое лучшее мнение никогда не приведет к сотрудничеству, то есть к совместному труду. Поэтому сегодня хорошо работает только административный протокол: слушайте меня, бандерлоги! Даже научный стал прихрамывать: многие забыли, что земля круглая, наклонена к эклиптике, и закон сохранения не мешает существовать шаманским практикам. Уровень естественнонаучного мышления упал до гуманитарного. Это беда.

В метафорические протоколы в Сибири входить не трудно, но, вот, странность – выйти трудно. А метафора – только знак действия. Еще хуже с протоколом квантовым, мгновенным присоединением к иному в чужих тезисах без потери идентичности. Нет квантового протокола, есть разговорчики про то, что «я тоже думал об этом вчера».  Никак не доказать стремящимся к совершенству и к Целому, великолепному в своей сибирскости Человеку, что протокол совпадений квантовых состояний подразумевает переход, тот самый затяжной прыжок в иное, а никак не продолжение дискуссии.

Тему сибирской идентичности надо закрывать. Ее нет. Нет и дискурса, нет и бренда. Последний, как выяснилось, и не нужен.

По Чудновскому нет геопланетарной задачи у города Новосибирска, и остается он базарной площадью с ЖКХ и общепитом хорошего качества и с жуткой обслугой.

Город живет как бы арендой, и другой деятельности у него нет. Может, поэтому сибиряки давят пеших на переходах. Не зевай! Аренда – денег стоит.

А метафоры появляются, потому что школа про ЭТО. И встают вопросы забором, без ответа: какой смысл Сибири в геокультурной рамке? А Новосибирска? Какие новые, иные смыслы витают в воздухе над городом, страной, миром? Как придать смысл? Чему? Проекту хотя бы! Интерре! В чем ее смысл? Это – Форум инноваций! Ну, да. И чем он так уже отличается от сотни других? Что в Интерре иное? Кто-то нашел это неутилитарное, важное и скрытое за жаждой продаться, показаться, позиционироваться, потусоваться? Еще вопросы: к каким основаниям нужно вернуться, чтобы сделать шаг в будущее? Вдруг мы пропустили развилку? Как опредметить эту СтраННу по Переслегину? Как выстроить новое кочевье между смыслами, если уже так носятся с кочевьем степные народы? И как быть с тем, что кочевые народы не создают культуру. Тогда что вместо нее здесь будет? А еще нужен небесный город. Ох, как чувствуется он в Питере, несмотря на юный возраст своего первого и единственного царя – творца.

Выступает Александр Кравцов, он певец силы, храбрости, чести и строитель Руян-города. Там прекрасный высокий берег. Там будут жить живые свободные сильные и красивые люди. Небесного города над проектом нет. Хоть тресни. Вспоминается Икар, сиганувший с колокольни. Храбрый поступок. Онтологический зонтик это не ПРО, это гриб, вырастающий на территории, или не вырастающий. Нам что делать? Споры завозить? Молиться? Делать ПРО?

На РОШ были чудесные игры, очень прогностические, понятные без рефлексии. Спасибо игрокам за искреннее сопереживание всему развивающемуся. Спасибо Кемеровскому прыжку в сторону, Алтайскому мужскому снобизму, Томской обстоятельности и тайне, Новосибирскому  энтузиазму и женской воле.

Как здорово видно, что по команде: «С богом побежали в будущее!», одни не бегут никуда, другие бегут, чтоб согреться, третьи выдумывают старую цель, и только четвертые ждут синхронизации с Иным и прыгают, напрягая все силы, потому что знают, что пропасть в три прыжка преодолевается только за письменным столом или на совещаниях.

Спасибо всем участникам «Шведского стола технологий будущего». Спасибо за  возможность впервые показать и отрефлектировать эту практику.

Спасибо Шаманам за их многослойный мир, за мировое дерево, за оцифровку своего знания для нас на нашем языке!

Спасибо организаторам, студентам, которые были с нами все эти пять дней!

В общем, онтологические школы это, конечно, удовлетворение своего любопытства… Но, вот, раньше так могли сказать ученые, и любопытство было за государственный счет. Конечно, никто нам ничего не должен. Спасибо Смирнову Сергею Алевтиновичу, что пустил в зал своего Университета это странное мероприятие.

Александр Неклесса был с нами три дня и очень здорово вложился в нашу РОШ, он-то владеет квантовым протоколом, может связывать несвязуемое и совершать прыжки в иное прямо на глазах у слушателей. Зачем он ездит на РОШ? Чтобы что? Зачем организаторы в Сибири не рассказали друзьям перед РОШ, что вы услышите и увидите то, чего не бывает? Зачем они послали безликие письма в интернете и не донесли до людей, что будущее здесь  происходит, и можно поучаствовать в его происхождении? Они хотели РОШ в Сибири? Нет, просто выполняли менеджерские функции.

- Что отличает русских? – спрашивает Неклесса и отвечает: западный лектор произносит заготовленный дискурс, он говорит не для аудитории, а говорит, что хочет сказать.

Так вот, идентичность РОШ проявляется в том, что здесь выступают для аудитории, сотворяя смыслы вместе с ней. Здесь мы в своем апофатическом по             А.И. Неклессе богословии очищаем вещь до оснований, снимаем внешние оболочки, ищем сущее, и когда слова исчерпаны – явление присутствует. Только русские еще смотрят в глаза продавщицам. Вот мы такие русские.  И мы такие живые по Кравцову. И такие сибиряки, если хотите. И вечное противоречие между административным аппаратом и бунтарским духом никуда не делось в этой стране. И сейчас оно  все больше и больше напрягается, выгибается дугой. А Запад все учит нас правовому государству.

Ролики с выступлениями все смогут посмотреть на сайте РОШ, там есть блестящие доклады и просто хорошие, но синергии с аудиторией там не будет. Такая синергия – это  бонус живой РОШ.

Опять начинается квартал и возня на тему: ой, а сделайте РОШ нам! И опять будет конкурс территорий, который потом выродится в одну, которая не готова, не хочет и не имеет денег, акторов и решительности.

Тема следующей РОШ «Иная экономика или если СОРОС нам не вретJ». Школа будет в мае 2012 года и «синергийная критичность судного дня» по Неклессе еще на год приблизится к нам, создавая через наши усилия ту новую социальность, которая потом станет нормой жизни, общения, деятельности и мышления. И внуки спросят у нас – зачем раньше было надо специально собирать людей, чтобы они думали, делали и доверяли, ведь это везде так?

А пока мы готовим катапульту для прыжка в это «ВЕЗДЕ».

 

Елена Переслегина , август 2011