Проекты

Новости


Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Цивилизация войны – 2

Александр Дубровский

Россия на протяжении всей своей истории не вела захватнических агрессивных войн. Никогда Иван Грозный не стал бы брать неприступную Казань, если бы Русь не страдала от набегов наследников Золотой Орды.

Что такое «цивилизация войны» и с чем её «едят»?

Термин «цивилизация войны» является новым в части того наполнения, которое я в него вкладываю: подавляющее большинство государств на планете Земля представляют собой практически единый монолит, которому последовательно противостоит лишь одна Россия.

Семантика термина, не претендующего, кстати, ни на какую научность, требует более развёрнутого объяснения, особенно в связи с происходящими в мире событиями, свидетелями и непосредственными участниками которых мы являемся. Начать придётся несколько издалека, дабы увидеть всю картину «с высоты птичьего полёта» (как завещал загадочный Лев Гумилёв), стараясь не отвлекаться на частности.

И если при этом постараться быть предельно объективным, можно без труда заметить, что Россия (Русь) после обретения государственности и на протяжении всей своей последующей истории не вела захватнических агрессивных войн.

Заранее предвижу «аргументированные» возражения, спорить с которыми в определённой степени бессмысленно: у каждого исторического факта, так же, впрочем, как и у любой медали, всегда есть две стороны, а в зависимости от субъективных представлений – бесконечное количество граней, рёбер и углов. Однако есть такое понятие, как историческая логика, спорить с которой тем более бессмысленно, а иногда и фатально затратно.

Итак, вопреки разветвлённой классификации, совершенно необходимой для историков и военных, я разделяю войны лишь на три вида:

1. Захватнические;

2. Оборонительные;

3. Вынужденные.

Эти три вида охватывают все войны: от колониальных до национально-освободительных, от горячих до холодных, от цивилизационных до экономических, от этнических до религиозных, от информационных до кибервойн.

Все войны, даже если они внешне относятся к разным видам, имеют свои цели и задачи, которые, при определённых условиях, могут иметь внешнее сходство. Например, любая война может привести как к поражению, так и к победе; как к завоеваниям и приобретению территорий, так и к их потере; как к сиюминутному результату, так и к долгосрочным предсказуемым и непредсказуемым последствиям.

Однако важной является изначальная мотивация для начала войны, в которой кроется вся суть российской военной и относительно мирной истории. Россия (как бы она ни называлась – Русь, Россия, Российская Империя, СССР) никогда не начинала агрессивных войн, изначально мотивированных политикой захвата территорий и других объектов, принадлежащих другим государствам.

Все территориальные приобретения России – это результат оборонительных и вынужденных войн, в процессе которых она то теряла территории, то приобретала. Да, в сухом остатке Россия приобрела во сто крат больше – что говорит в первую очередь о её превосходстве, в том числе и цивилизационном, над своими противниками, чем об изначальных захватнических планах.

Наиболее наглядно это можно продемонстрировать на примерах горячих войн, в которых в основном и участвовала Россия вплоть до последнего времени. Краткая ретроспектива:

Никогда Иван Грозный не пошёл бы на чрезвычайный риск и не стал бы брать неприступную Казань, если бы Русь не страдала от кровавых набегов наследников Золотой Орды, всегда заканчивавшихся грабежами и угоном в плен тысяч русских.

Решение Петра I участвовать в Северной войне было продиктовано сразу тремя причинами:

– возвращением древних славянских земель в Прибалтике, потерянных во время Смуты;

– необходимостью покончить с диктатом могущественной Швеции, постоянно нападавшей на Россию с целью захвата территорий;

– жесточайшей необходимостью для выживания России иметь выход в Балтийское море.

Екатерина II благословила Григория Потёмкина на завоевание и присоединение Крыма по причине бесконечных набегов крымских татар, разорявших города и деревни и угонявших в плен русских.

Александр I отправил генерала Ермолова на Кавказ для усмирения бесчинств многочисленных горских племён и укрепления границ на этом крайне опасном для России направлении.

Сталин начал войну с Финляндией, чтобы отодвинуть границу от Ленинграда, что было жизненно важно, так как город был элементарно доступен для вражеской артиллерии (Финляндия была союзницей Германии).

Также и пакт Молотова – Риббентропа был необходим для оттягивания сроков начала войны и сдвигания границы как можно дальше на запад, что, кстати, во-первых, было сделано мирным путём, во-вторых, полностью укладывалось в логику всех европейских игроков 30-х годов прошлого века.

Брежнев принял решение о вторжении в Афганистан в совершенно безвыходной ситуации, когда на южных рубежах страны образовалась абсолютно неуправляемая территория, постоянно подстрекаемая западными спецслужбами к нападению на среднеазиатские республики СССР.

Путин, до последнего момента уклонявшийся даже от публичных разговоров на тему Крыма, не мог поступить иначе, как взять под защиту Крымский полуостров и Севастополь, над которыми нависла опасность этнических люстраций и вероятность утраты контроля над Чёрным морем. Кстати, в известной степени эта война была на грани горячей.

Из всех перечисленных примеров только Путин полностью опирался на общественное мнение граждан своей страны, что, скорее всего, объясняется лишь отличием XXI века в части информационных коммуникаций.

У меня есть небезосновательная уверенность, что и в приведённых выше примерах общественное мнение было на стороне царей, императоров и генеральных секретарей, тем более что я прекрасно помню, как писал рапорт в 1979 году и добивался в штабе полка реальной отправки в Афганистан.

Если обратить беспристрастное внимание на мотивацию перечисленных эпизодов истории России, чаще всего приводивших к прирастанию территориями, то все они полностью укладываются в вынужденный вид войн.

Поход далеко на восток, начавшийся с Ивана Грозного и закончившийся на Аляске и в Калифорнии, является типичным мирным присоединением бесхозных территорий, которые вообще не принадлежали никаким государствам и которые рано или поздно были бы обязательно заняты каким-нибудь сильным беспокойным соседом.

Да, это мирное освоение периодически сопровождалось стычками с местным населением, что вообще не имеет никакого отношения к логике исторического развития, а лишь к целесообразности, с которой, если есть желание, никто не запрещает спорить, но это вновь бессмысленно.

Таким образом, метод «с высоты птичьего полёта» позволяет сделать определённые обобщения и прийти к однозначному выводу: Россия в своей основе является «цивилизацией мира».

Теперь можно переходить к заявленной теме.

15 марта 2014 года состоялось экстренное заседание СБ ООН с участием 5 постоянных (Америка, Англия, Китай, Россия, Франция) и 10 непостоянных (Австралия, Аргентина, Иордания, Литва, Люксембург, Нигерия, Корея, Руанда, Чад, Чили) членов, на котором все участники единым фронтом выступили за резолюцию, осуждающую предстоящий референдум в Крыму, т.е. за резолюцию против России.

Позиция Китая, который «воздержался», при всей неоднозначности на языке психологии означает «сомнение», что приравнивается к голосу «за». «Против» же голосовала лишь одна Россия.

Не имеет значения факт относительно случайного состава непостоянных членов СБ ООН на момент описываемых событий, состав такой, какой он есть, и мог быть совершенно другим. Также не имеет значения, чью конкретно позицию отражают те персоналии, которые поднимают руки: позицию народа, элиты или конкретно высшего руководителя.

Результат, как это ни парадоксально, заранее предопределён. Отмечу, например, что президент Аргентины г-жа Кристина Фернандес де Киршнер совсем недавно активно выступала против всякого рода противодействия и санкций в отношении России, что никак не помешало представителю Аргентины проголосовать однозначно «за».

Параллельно можно констатировать, что так называемое общественное мнение многих и многих стран далеко не так однозначно и часто противоположно мнению элиты, принимающей решения. Кроме того, многие авторитетнейшие мировые политики выступают в поддержку позиции России, что часто также никак не отражается на решениях, которые принимаются на значимых международных саммитах.

Таким образом, уже можно констатировать, что на данный момент «цивилизации мира» противостоит некая, пока ещё не глобальная, сила в лице относительно узкого клуба из 14 государств, представляющих авангард «цивилизации войны».

27 марта предстоит ещё одно, без преувеличения, эпохальное событие: Генеральная Ассамблея ООН, инициированная Украиной. На повестке дня всё тот же главный вопрос: Россия. Не имеет значения, что решение этого глобального клуба из 193 государств будет носить лишь рекомендательный характер.

Также не имеют значения причины, по которым те или иные представители поднимают руки «за», «против» или «воздержался»: страх, зависимость, убеждения или опасения. Имеет значение лишь одно: есть ли у России реальные союзники на планете Земля или их не было, нет и не будет, кроме армии и флота...

Готов посыпать голову пеплом и закрыть тему «цивилизации войны», если на этом саммите большинством голосов не будет принята резолюция, осуждающая действия России по присоединению Крыма и нежелание вступать в прямые переговоры с властями временно независимой территории под названием Украина.

#{author}В случае подтверждения моей гипотезы логично было бы как-нибудь в следующий раз продолжить тему на предмет вскрытия глубинных причин противостояния России и всего остального мира. Подчёркиваю: всего остального мира, а не только США в частности или Запада вообще.

Эта тема гораздо шире, чем претензии на гегемонию одного полюса, с которыми кто-то соглашается, а кто-то сопротивляется, это глобальное одиночное противостояние России и всего остального мира, который, при всей неоднородности, всегда оказывается готов занять позицию лишь по одну сторону баррикад.

Однако не будем забегать вперёд и дождёмся результата, который обещает быть для кого-то ожидаемым, а для кого-то – неожиданным.

Источник