Проекты

Новости

22.07.2019


Почему в Китае коррупции больше, чем у нас и почему он борется с ней неправильно? Часто критикам коррупции в России оказывается недостаточно примера западных стран, на которые нам необходимо ровняться в их «бескомпромиссной и успешной борьбе» с этим явлением. Ведь многие «отсталые» «ватные» россияне, получившие иммунитет в девяностые годы к любой пропаганде с той стороны, категорически не приемлют никаких отсылок к Западу и не очень любят, когда нам его ставят в пример. Но к Китайской Народной Республике люди относятся с куда большим уважением и интересом, завидуют мудрому подходу китайского руководства, который позволил мягко реформировать экономику и сохранить свою страну, в отличие от того, что случилось на наших глазах с Советским Союзом. И тогда, с известными оговорками про нехватку в Китае политических свобод и авторитарную политическую модель, критики коррупции приводят в пример России жесткую борьбу с коррупцией, которая ведется в Китае.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Плуг, мельница и хомут покончили с «темными веками»

Иван Грушин

«Вид на мельницы под Бромли», Френсиса Джукса. Источник: Guildhall Library & Art Gallery / Getty Images / Fotobank.ru

«Вид на мельницы под Бромли», Френсиса Джукса. Источник: Guildhall Library & Art Gallery / Getty Images / Fotobank.ru

Три невзрачных приспособления сделали возможным культурный расцвет Европы

«Русская планета» продолжает рассказывать о неочевидных открытиях и изобретениях, изменивших мир. Речь пойдет о плуге, мельнице и хомуте. Говоря об истории науки и техники, о них редко вспоминают, но именно эти три инновации в сельском хозяйстве помогли Европе преодолеть кризис «Темных веков». Интенсификация сельского хозяйства в Раннем Средневековье впоследствии обеспечила Европу пропитанием при сравнительно небольших трудозатратах и сделала возможным экономический и технологический рывок, сделавший Запад ведущей мировой цивилизацией.

На протяжении почти всей истории человечества подавляющее большинство населения Земли было занято сельским хозяйством. Отдел населения департамента по экономическим и социальным вопросам ООН лишь в 2009 году зафиксировал, что городское и сельское население мира сравнялись.

Сельское хозяйство — самая рутинная и косная сфера человеческой деятельности. Инновации в ней редки и распространяются крайне медленно. Тем большее значение имеют те, которые все-таки приживаются.

В римскую эпоху сельскохозяйственная продукция производилась преимущественно в крупных землевладениях силами большого количества рабов. Египет с его легендарным плодородием многие столетия оставался главной житницей Средиземноморья. Константинополь с его почти миллионным населением зависел от поставок хлеба оттуда вплоть до VII века.

Падение Римской империи и создание «варварских королевств»; бесконечная череда войн; нашествия арабов, венгров, викингов; страшное моровое поветрие в VI веке («Юстинианова чума») — все, что составляет историю «Темных веков» (VI–IX века), привело к тому, что земельные наделы стали мельче, а рабочих рук — меньше.

Чтобы прокормить Европу, надо было повысить урожайность.

Три ключевые инновации в сельском хозяйстве в доиндустриальную эпоху, послужившие залогом опережающего развития Европы, — это плуг, мельница и хомут. Предметы столь же невзрачные, как стремя, и столь же значимые для судеб мира.

Плуг

Древнейшие цивилизации Ближнего Востока возникли в регионе, называемом Плодородным полумесяцем: междуречье Тигра и Евфрата, Левант (полоса земли вдоль восточного побережья Средиземного моря, ныне территория Сирии, Ливана и Израиля) и долина Нила. Здесь был благоприятный климат, достаточное количество осадков и реки, которые при разливах обновляли почву и удобряли ее илом.

От тех же египтян требовались сравнительно небольшие усилия, чтобы собирать обильные урожаи, и они довольствовались простейшими сельскохозяйственными орудиями. Основным была мотыга, ею в земле делали борозды.

Расширение площади запашки привело к появлению примитивной сохи. Это была, собственно, та же мотыга, только гораздо больше по размеру: ее уже не держали в руках, а запрягали и волокли по земле — сначала люди, потом тягловые животные. Глубина запашки сохой — обычно 12—15 сантиметров. В Средиземноморье с его мягким климатом и благодатными почвами этого вполне хватало, чтобы обеспечивать приемлемую урожайность.

В Европе к северу от линии Альп, где почвы похуже, этого было уже недостаточно. Там нужно было перевернуть верхний слой земли. В период римского владычества (I—V века) в Британии стал распространяться плуг — сильно усовершенствованная соха. Помимо сошника (вертикального ножа, разрыхляющего почву), плуг был оснащен лемехом, взрезающим почву горизонтально, и отвалом, который переворачивал срезанный слой земли. Кроме того, плуг поставили на колеса — это, во-первых, значительно облегчило работу и пахарю, и тягловому животному, позволив с теми же энергозатратами распахивать большую площадь; а во-вторых, дало возможность нажимом регулировать глубину запашки в зависимости от качества почвы (прежде пахарю, чтобы не зарываться слишком глубоко, приходилось приподнимать соху, и, соответственно, при ее изготовлении надо было постоянно заботиться о том, чтобы она была не слишком тяжелой).

Воловьи упряжки вспахивают земли крестьянских наделов во Франции, XV век. Изображение: bv.alloprof.qc.ca

Внедрение колесного плуга и трехпольного севооборота обеспечило Британии, северной Франции и Германии стабильную урожайность на уровне сам-пять — сам-семь. Этого оказалось достаточно для пропитания и даже для нескольких демографических бумов в течение средних веков.

Мельница

По подсчетам французских историков Марка Блока и Жака Ле Гоффа (разумеется, весьма условным), около 80% полезной энергии в средневековой Европе производилось за счет мускульной силы людей и животных. Мельница была первой и на протяжении многих веков единственной машиной, систематически применяемой в сельском хозяйстве.

Конструкцию водяной мельницы описал еще в I веке до нашей эры римский инженер и архитектор Витрувий. Однако римляне прекрасно обходились и без этого приспособления: как уже было сказано, их хозяйство было основано на труде множества невольников, и чтобы смолоть хлеб, им проще было запрячь побольше рабов в громадный жернов, чем сооружать мельницу. Изобретение стало актуально, когда рабочих рук стало не хватать.

«Бертинские анналы» (французский летописный свод IX века) характеризуют водяную мельницу как «дивное зрелище нашего времени». Однако уже «Книга Страшного суда» (свод поземельной переписи, предпринятой Вильгельмом Завоевателем в 1086 году, после покорения Англии) насчитывает в одной только Англии 5624 водяные мельницы. Еще столетие спустя Бернард Клервосский, автор типового монашеского устава католической Европы, предписывает каждому монастырю иметь собственную мельницу, чтобы не зависеть от поставок хлеба извне.

Примерно тогда же, в XII веке, в Европе стали появляться ветряные мельницы, хотя водяные так и остались более распространенными.

Мельницы позволили средневековым европейцам экономить силы не только при помоле муки: их использовали для работы пилорам, насосов, прессов, для первичной обработки камня. Это была первая масштабная механизация сельского хозяйства — и ее долгосрочные последствия очевидны: рабочая сила, сэкономленная на добыче пропитания, перенаправлялась в другие сферы — ускорилось развитие ремесел и торговли.

Хомут

Вплоть до XI века само понятие «рабочая лошадка» было немыслимо: на лошади можно было ездить верхом или запрягать ее в легкую повозку. Для главной сельскохозяйственной работы — пахоты — она не годилась. Соответственно, лошади гораздо больше интересовали знать, которая воевала верхом, чем крестьян. Лошадь стоила как минимум вдвое дороже быка.

Святослав вторгается в Болгарию с печенежскими союзниками. Источник: wikipedia.org

Дело было в упряжи. Она была двух основных видов: ярмо и ошейник. Ярмо дает нагрузку на голову, ошейник, соответственно, на шею. Быки, в силу особенностей их анатомии, легко переносят и то, и другое. А вот лошадь вовсе нельзя запрягать ярмом — оно сломает ей позвоночник. Ошейником, в принципе, можно, но только если нагрузка совсем небольшая — иначе удушит.

Большинство усовершенствований, связанных с лошадями, европейцы позаимствовали у среднеазиатских степняков, которые волнами накатывали на их континент с IV по XIII век. Очередная такая волна — мадьяры (венгры), а затем печенеги в VIII—IX веках — занесла в Европу хомут. Это система широких ремней, которая распределяет нагрузку на грудь и шею лошади. Дышла немного удлинились — теперь они заканчивались не на уровне брюха животного, а на уровне груди. Благодаря этому лошадь, во-первых, не задыхалась, а во-вторых, уже не тянула, а толкала груз, вкладывая усилие задних ног.

Это позволило запрягать в плуг лошадь, которая гораздо проворнее быка. Скорость запашки снова увеличилась, это позволило еще больше увеличить площадь пахотных земель и, соответственно, с теми же трудозатратами производить больше хлеба.

Таким образом, благодаря плугу, мельнице и хомуту Европа к XI—XII веку в основном преодолела аграрный кризис, вызванный радикальным сокращением рабочей силы в «Темные века». Последовало так называемое Возрождение XII века и рождение средневековой цивилизации, качественно отличающейся от античной. Наступило Высокое Средневековье с его подъемом городов, развитием торговли и культуры.

Источник