Проекты

Новости

20.02.2017


"Геостратег: Революция": Семинар №2. Открыта продажа билетов на дистантое участие. Купить билет можно по ссылке http://app.kassa.io/b/1276 После оплаты вам придет письмо с подтверждением участия и ссылкой на вход в вебинар.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Неизвестный Ефремов - жизнь в инферно

 

ИВАН АНТОНОВИЧ ЕФРЕМОВ

1908—1972

 

 

«17 декабря 1958 г.

Глубокоуважаемый Иван Антонович.

Очень рад был получить вашу «Туманность Андромеды» - наконец-то! Перечитаю ее сейчас и потом скажу Вам о своем впечатлении.

Посылаю Вам и своего младенца - «Близко - далеко», который тоже наконец появился на свет и позавчера оказался в моих руках.

Какое совпадение: оба произведения писались одновременно на одной и той же даче в Мозжинке (помните, Вы стучали на машинке наверху, а я внизу?!), потом оба прошли 2,5 года всевозможных мытарств в процессе издания, и оба оказались на книжном рынке в декабре 1958 г. Их можно назвать кузенами. Посмотрим, какова будет их дальнейшая судьба.<…>

[И. Майский][1]»[2]

 

 

«Москва, 20.06.61. Дмитриевскому.

Сущность «Лезвия» в попытке написания научно-фантастической (точнее — научно-художественной) повести на тему современных научных взглядов на биологию, психофизиологию и психологию человека и проистекающие отсюда обоснования современной этики и эстетики для нового общества и новой морали. Идейная основа повести в том, что внутри самого человека, каков он есть в настоящее время, а не в каком-то отдалённом будущем, есть нераскрытые могучие силы, пробуждение которых путём соответствующего воспитания и тренировки приведут к высокой духовной силе, о какой мы мечтаем лишь для людей отдалённого коммунистического завтра. То же самое можно сказать о физическом облике человека. Призыв искать прекрасное будущее не только в космическом завтра, но здесь, сейчас, для всех — цель написания повести»[3]

 

 

«Москва. 15 февраля 1962 г.

Уважаемый профессор Олсон[4].

<…> «The Structure of Science», которую я также читал, ослепила и ошеломила подходом к естественной науке и математике. В некотором роде эта книга вредна, в частности потому, что автор абсолютно игнорирует диалектический метод исследования. Я ожидаю очень недоброжелательного отношения со стороны формальной логики и других формальных методов исследования, поскольку наша планета строго поделена на два лагеря, и они не имеют никакого опыта практического использования диалектической философии (конечно, я не имею в виду так называемую «диалектику в политических проблемах»). Я все более и более убеждаюсь, что наша цивилизация со своим формальным подходом идёт вперёд все более и более неверным путём к некоторым катастрофическим вещам. Но я надеюсь, что эта дорога перед долгим возвращением домой… <…>

 

Как всегда, Ваш друг И.А. Ефремов

(старый Эфраим — медведь гризли)»[5]

 

 

[1963г]

«Я верю в здравый  смысл и разум… Конечно, узка и трудна та единственно верная дорога к коммунистическому обществу, которую можно уподобить лезвию бритвы. От всех  людей на этом пути требуется глубокое духовное самовоспитание, но совсем скоро они поймут, что на планете их теперь много.

Простое пробуждение чувств братства и помощи, которые уже были  в прошлом, но были подавлены веками угнетения, зависти, религиозной и  национальной розни, рабовладельческих, феодальных и капиталистических обществ, даст людям такую силу, что самые свирепые угнетения, самые железные режимы рухнут карточными домиками…»[6]

 

 

 

«Москва. 5 октября [Siс. — Прим. Э.Олсона] 1966 г.

Дорогой профессор Олсон:

<…> «Направленность» эволюционного пути, используя Вашу терминологию (ортогенез — старое название, к которому я больше привык), по моему мнению, необходим для каждого по-настоящему опытного палеонтолога, потому что все материалы, имеющиеся в наших руках, не могут быть объяснены иначе. Но среди всех наших учёных (включая Давиташвили), возьму на себя дерзость сказать, кажется, только я стараюсь объяснить ортогенетический путь эволюции в диалектическом смысле. Остальные открыто игнорировали такое предприятие и упоминали «диалектический материализм» только как общее «Слово». Мне, кажется, что общая физическая среда жизни действует как некий "коридор", параметры которого суть «ограничивают» и «подталкивают» эволюционноый процесс в целом. Целью же, поскольку главной чертой живого организма является постоянство внутренних условий (гомеостаз), без которого вся наследственность и работа биологической машины невозможна, есть свобода от окружающей среды настолько, насколько возможно. Больше свободы — больше хранимой информации и т.д. Эта борьба за свободу, при цельном рассмотрении, есть аристогенез по Осборну, или ароморфоз по Северцову. Ортогенетический (направляющий) коридор общих физических условий окружающей среды — это номогенез по Бергу, если его рассматривать как единственно возможный путь эволюции (в целом). Для неодарвиниста адаптируемость эволюции к окружающей среде, как и процесс отбора, ведущий к усложнению и повышению приспособляемости, понятна, однако, без «мостика» к общей цели и поэтому без понимания механизма как целого процесса. Действительно, я полагаю, что этот «механизм» совершенно диалектический: необходимость, достигнутая через сумму причинно-следственных связей. Здесь необходимость является свободой от окружающей среды, а причинно-следственные связи — адаптациями к ней.

Поэтому в органической эволюции существует некий план (предопределённый) вместо слепого (или, вернее, случайного) процесса. Это тоже диалектическая точка зрения — две стороны целого или единство противоположностей. Конечно, историческая цепочка к общей цели завершилась на Земле в современную геологическую эпоху, но таков наш научный способ получения знаний.<…>

Еще один пример. Очень широкое использование формулы Маркса «бытие определяет сознание» в этом виде является действительно метафизическим, потому что ей недостаёт 2-й части: «сознание определяет бытие». Теперь до марксистов доходит, очень медленно, что духовное сознание является вполне реальной силой, особенно в приспособлении, выживании и «пути вверх» в целиком материалистических процессах. Кстати, если дух является высшей формой материи, то что тогда? Почему он не может быть реально силой и неизбежной «оборотной стороной» в диалектическом мире?

Как Вы можете видеть, все это согласуется с Вашими размышлениями по 4-му вопросу, потому что истинные учёные не могут руководствоваться никакими догмами, и потому что аксиоматичные ответы на все вопросы — это религия, а не наука. Учёному тоже нужен «гомеостаз», но только адаптируемый к быстро изменяющимся знаниям, и если знания нарастают по экспоненте, эта адаптируемость тоже должна быть достаточно быстрой. Поэтому только прямое объяснение открытий диалектическим способом мышления имеет научную ценность. И нужно иметь светлую голову, чтобы таким образом мыслить. Иначе мы должны мириться с формальными односторонними взглядами.

Между нами девочками, у меня есть две еретические для профессионального учёного идеи. Весь процесс приобретения знаний является диалектическим (двусторонним). Учёные, с одной стороны, объясняют новое старыми ортодоксальными понятиями. Другие (с другой стороны) объясняют старые и новые факты и события вымышленной и таинственной «метафизикой». Обе точки зрения составляют единство полярных противоположностей, а наше знание развивается между ними, как я пытался показать в моем романе [«Лезвие бритвы». — Прим. Е.Олсона]. Только сильные умы могут отыскать это самое лезвие бритвы сразу.

Мой второй тезис следующий: Вселенная в настоящее время представляется настолько беспредельно сложной, что мы можем открыть всё [заметьте, я полагаю, он имел в виду «всё что угодно». — Прим. Э.Олсона] и можно предсказать многие открытия! Мы можем верно предсказать действительно всё, если только удастся достаточно чётко сформулировать параметры события внутри общих параметров физической вселенной. Наподобие того, как из снежной глыбы мы можем вырубить любую фигуру — от куба до Афродиты. Поэтому я не ценю так называемые статьи-"предсказания" в современной науке, потому что имеются миллионы статей подобного содержания, и успех того или иного предсказания отнюдь не доказывает, что данный путь исследований является единственно верным.

Результатом неожиданной (но ожидаемой диалектической философией) сложности Вселенной является то, что полученная формулировка становится все более и более неудобоваримой и бесполезной. Мы тонем в глубоком океане фактов и экспериментов, и гордая башня науки все более и более становится похожей на Вавилонскую. Постепенно разрушаемую изнутри полным невежеством самих учёных — 240000 брошюр по химическим наукам каждый год, 90000 — в физических и т.д., и число их стремительно нарастает! Мы — последние учёные в старом добром смысле этого слова… Но достаточно об этом столпотворении! У Вас должна быть крепкая голова, я просто боюсь быть способным читать всё это.<…>

Как всегда, Ваш друг И.А. Ефремов<…>»[7]

 

 

«Москва, 5 августа 1967. Дмитриевскому.

<…>В особенности я засомневался, когда прочитал в Комсомолке статью секретаря Ленинградского обкома ВЛКСМ о необходимости… перестать писать упадочные произведения о войне вроде Симонова, Бакланова, Быкова и т. д. Ежели разрешается призывать… к этакому, то где уж мне с моим резко антивоенным миросозерцанием. Оно, собственно говоря, не антивоенное, но я за винтовку и против громадной военной машины…»

 

 

«Москва, 30 ноября 1967. Брандису.

<…>Суть в том, что я совершил… основную ошибку — поверил в то, что наше кино сможет поставить «Туманность» (не как философское произведение, в это я с самого начала не верил) — как феерическую сказку, воспользовавшись всеми возможностями современного кинематографа. Второе, во что я верил до недавнего времени, это то, что каждый подлинный коммунист, поняв, о чем идёт речь, поддержит постановку этого фильма, чтобы дать всем увидеть то, что мы пытаемся построить. Третье, на что я надеялся и в этом приложил руку В. И. (Дмитриевский) — это то, что фильм будет рассматриваться как оружие в идеологическом сражении с Западом. По всем этим трем линиям мы потерпели полное фиаско — никакой заботы. Едва я познакомился с руководством нашего кино… стало ясно, что никакой серьёзной поддержки от них не может быть, ибо они даже не понимают фантастики и никто (подчёркиваю — никто) из них не читал романа…

Теперь, когда вышел фильм, столь же отличающийся от моих мечтаний о постановке «Туманности» как Комитет кино от подлинно озабоченных коммунистическим воспитанием людей, я мог рассматривать его в двух планах. Судя строго и беспощадно, как Вы считаете надо судить о произведениях искусства, следовало разгромить фильм и поставить на нем крест.<…>

Я понял, узнав обстановку в нашем кино, каких трудностей и даже отваги стоило режиссёру поставить фильм хотя бы так, и отсутствие вкуса в каких-то вещах компенсируется отчаянной попыткой подражания роману, причем подражания честного. Если сгубить сейчас весь труд коллектива, заявив, что поставили дрянь, значит, вообще надолго остановить попытки экранизации н/ф! А не явится ли даже неудачный фильм первой ласточкой, отталкиваясь от ошибок которой, учитывая успехи, можно идти дальше, и вероятно, пойдут»[8] 

 

 

«ПОЛ АНДЕРСОН — ИВАНУ ЕФРЕМОВУ

3 Лас Паломас 
Оринда, Калифорния 94563 
23 сентября 1969

<…>Возможно, я слишком оптимистичен. Вы, наверное, тоже не считаете меня пессимистом, и поэтому я должен признать, что американцы были заведомо слишком оптимистично настроены, слишком верили в разум человека и неизбежность прогресса. Последние годы выдались трудные, а для некоторых из американцев даже мучительные; очевидно, что наши проблемы не исчезнут в одночасье. Но растёт ощущение, что в обозримом будущем все уляжется. Меня часто удивляло, что многие студенты-естественники вполне довольны положением вещей и уверены, что удастся найти практические способы исправления общественных зол, протестанты концентрируются в среде студентов-гуманитариев. И все-таки будущее за теми, кто владеет технологиями.<…>»[9]

 

 

[Э.К.ОЛСОНУ. 1969 г.-- датируется по содержанию письма П.К. Чудиновым.]

«<…>Некомпетентность, леность и шаловливость «мальчиков» и «девочек» в любом начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это «взрывом безнравственности», и это, мне кажется, гораздо опаснее ядерной войны. Мы можем видеть, что с древних времён нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это является единственной действительной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения.

Когда для всех людей честная и напряжённая работа станет непривычной, какое будущее может ожидать человечество? Кто сможет кормить, одевать, исцелять и перевозить людей? Бесчестные, каковыми они являются в настоящее время, как они смогут проводить научные и медицинские исследования?

Поколения, привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20 лет, а затем произойдёт величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно внедряются во всех странах, и даже в Китае, Индонезии и Африке.<…>

Как всегда. Ваш любящий друг

И. Ефремов (Старый Эфраим)»[10]

 

 

[1970г]

«Цивилизация, если ее рассматривать как совокупность технических достижений, влияющих на бытие, — нечто кратковременное. Но если цивилизацией считать духовную жизнь человечества, ноосферу, то в этой области нет предела накоплениям, нет предела движению вперёд.

Более того, во всех своих произведениях я стараюсь подчеркнуть, что общество лишь тогда будет нормально развиваться и существовать, когда нормально развивается ноосфера. Всякая, даже кратковременная, остановка в пути угрожает гибелью, потому что означает застой в духовной жизни, застой более тяжёлый, чем материальный. Вспомним, каким спадом науки и искусства сопровождался развал некогда могучей Римской империи.

Цивилизация — это передача от одного поколения другому всего культурного наследия. А культура, разве она не будет существовать вечно? Будет, если не вечно, то тысячи, миллионы лет, как галактика..<…>»[11]

 

 

[1970г]

«<…>Начал продумывать роман «Чаша отравы», который в известной мере будет  отражением «Туманности Андромеды» и «Часа Быка». Но работа эта требует  огромной подготовки и времени в пределах нескольких лет. В этом романе я хочу попытаться развернуть картины  отравления ноосферы, как говорил Вернадский, человеческого общества и собственно мозга человека всеми видами злых, вредоносных, унижающих, отшельмовывающих, обманывающих влияний с помощью религии, средств массовой коммуникации, вплоть до медицины  и спорта. 

И, разумеется, я хочу сказать о том, что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной сейчас невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие  природу человека, ломающие его разум и волю».<…>

Будущие три десятилетия, по-моему, являются решающими в борьбе человечества за счастье и социальную справедливость.

 Вторая половина нашего века отчётливо показала, что  наука без серьёзных социальных преобразований не способна решить проблемы, стоящие перед человечеством. Эти проблемы становятся все острее. Быстрыми темпами нарастает загрязнённость атмосферы, нехватка  пресной воды, истощение естественных ресурсов и разрушение природы.

До сих пор наука или косвенно способствует этому или берет на себя роль  регистратора процесса, вместо того, чтобы полностью поставить себя  на службу счастья человечества.

Физика, например, из самой передовой все больше превращается в консервативную и абстрактную дисциплину. Ей следуют и некоторые другие отрасли знания. Между тем религия  в плане всего человечества отошла на задний план, а на ней прежде покоилась общественная мораль. Наука, заменившая  религию, особенно  в социалистических странах, уделила мало внимания разработке научно обоснованной системы морали и общественного поведения человека в обществе, отдавая  почти все силы  погоне за открытиями вообще. Но познание «вообще» антигуманистично и антиморально, поэтому все резче грань между потребностями  человека и ходом развития науки и техники.

Во второй половине века величайшим достижением суммированного  человеческого  гения явилось понимание великой сложности мира, происходящих  в нем  процессов и  соотношения человека и природы.

В колоссальном количестве проблем и вопросов, стоящих перед наукой и техникой ближайших десятилетий, необходимо выбрать то, что послужит человеческому здоровью, новой  научной коммунистической морали, отвернёт всех о  преклонения [перед] вещами — главного яда капитализма, поможет спасению и восстановлению погибающей природы.  Иными словами — или наука и основанная на ней техника за ближайшие три десятилетия сделают решительный поворот к решению  социальных, моральных и экологических проблем, и решению скорому, или она уже не  будет нужна в ее настоящем виде при катастрофе, которая по — моему убеждению, наступит между 1998 и 2005  годами, если капиталистическая система общественных отношений будет продолжаться до того времени.

Этот поворот науки к гуманизму и  социальному переустройству и будет, на мой взгляд, величайшим достижением человеческого гения, тем более важным, что критический момент приходится как раз на рубеж тысячелетий…»[12]

 

 

«Москва, 25 мая 1971. Дмитриевскому.

Вот и приступил я к последней главе «Таис», которая называется «Афродита Амбологера», т. е. Афродита «Отвращающая Старость». <…>

Цель повести — показать, как впервые в европейском мире родилось представление о гомонойе — равенстве всех людей в разуме, в духовной жизни, несмотря на различие народов, племён, обычаев и религий. Это произошло потому, что походы Александра распахнули ворота в Азию, до той поры доступные лишь торговцам и пленным рабам, ворота обмена культур. В этом-то собственно главный стержень этого этапа развития истории человечества (с нашей, европейской + индийской точки зрения).<…>»[13]

 

 

[ок.1971]

«<…>Думать, что можно построить экономику, которая удовлетворит любые потребности человека, тенденция к чему пронизывает всю западную (e.g. американскую), да и нашу, в вульгарном и буквальном понимании «каждому по потребностям», фантастику — это непозволительная утопия, сродни утопии о вечном двигателе и т.п. Единственный выход — в строжайшем самоограничении материальных потребностей, основанном на понимании места человека и человечества во вселенной, как мыслящего вида, абсолютном самоконтроле, и безусловном превосходстве духовных ценностей перед материальными. Понимание того, что разумные существа — инструмент познания вселенной самоё себя. Если понимания этого не произойдёт, то человечество вымрет как вид, просто в ходе естественного хода космической эволюции, как неприспособленный/неприспособившийся для решения этой задачи, будучи вытеснено более подходящим (возникшим не обязательно на Земле). Это закон исторического развития столь же непреложный, как законы физики.

Стремление к дорогим вещам, мощным машинам, огромным домам и т.п. — это наследие фрейдовского комплекса психики, выработавшегося в результате полового отбора. Единственный путь преодоления этого комплекса через всестороннее понимание психических и психофизиологических процессов, которое уже 2000 лет практикуется в Индии и Тибете. Ergo обучение и воспитание должно начинаться с обучения психологии как истории развития человеческого сознания и истории как истории развития общественного сознания. Физика, химия, математика — обязательные, но далеко не достаточные дисциплины для сознания современного человека с его огромной плотностью населения и, как следствие, плотностью информации, с неизбежной промывкой мозгов, необходимым для поддержания текущего социального устройства.

Дать подростку 12—14 лет представление о самом себе, как о творце нового, исследователе неизвестного вместо формируемого уже к этому моменту стереотипа «успешного обывателя», который заполонил всю западную ноосферу и прочно укоренился в нашей. За социалистическими и коммунистическими лозунгами уже давно скрывается мещанская, обывательская алчность и зависть и стремление к лёгким деньгам и вещам. Хороший (плохой!!!) пример — наши больницы, где человек остаётся наедине со своим страданием. Не имеющие психологической подготовки врачи сами боятся страданий больного и своим цинизмом и равнодушием только усугубляют его положение, сжимая спираль инферно. То же самое можно сказать про школы, в большинстве своем производящих чёрствых и костных выпускников, начисто лишённых любопытства, чего не было ещё 20 лет назад. Школьные программы погрязают в деталях, вместо того, чтобы создавать систему представления об окружающем мире, в результате успешные ученики — «зубрилы», начисто лишённые творческого мышления. Они попадают в ВУЗ, а потом приходят на предприятия, в КБ, НИИ, начисто лишённые целостного представления об устройстве мира. Мыслители уровня Вернадского в ближайшее время не появится ни в России, ни на Западе!

Избыток информации, отсутствие системы представлений, целостного взгляда на устройство мира приводит к тому, что палеонтолог-позвоночник «плавает» в палеоэнтомологии и наоборот, биохимик не знает эмбриологии, но при этом рассуждает о генах, белках и т.п. и т.п. Научиться совмещать знание широких областей наук о природе (которые суть одна наука натуроведение, как писал Вернадский) и не обременять свой мозг и свою память множеством деталей, которые лежат бесполезно 99,999999999% времени двуединая задача.

1. Создание новых способов хранения информации — книги и научные журналы безнадёжно устарели. Тут я вижу прогресс только в дальнейшем развитии вычислительных машин (компутеров).

2. Обучение человека работе с собственной памятью. Мы никогда не забываем того, что когда-либо увидели или прочли. Здесь опять важно обратиться к опыту тибетских и буддийских монастырей. Наблюдения индийских учёных показывает, что люди прошедшие даже начальную подготовку в таких монастырях имеют гораздо меньшую психическую утомляемость, способность к концентрации внимания и обучаемости. Притом, это не заучивание телефонных справочников наизусть, а обучение целостным областям знания, умение делать логические выводы, обобщения и гипотезы. Очистить все от религиозной и мистической шелухи и использовать в современной науке и образовании. Перестать запрещать книги по восточной медицине, йоге и духовным практикам под предлогом борьбы с религиозным мракобесием. В некоторых наших книгах мракобесия поболее будет!

Сращивание человека с компутером (тема тоже популярная в фантастике) такая же утопия. Если человек не научится управлять своим мышлением, то и у такого существа целостному мышлению неоткуда взяться. Будет цивилизация ходячих телефонных справочников.

Кто может стать движущей силой прогресса? Неужели пролетариат? Но попадая во властный класс, он сам становится выразителем и проводником этого класса. Это видно на примере профсоюзных лидеров США, да и у нас, зачастую, не редкость. <…>»[14]

 

 

[Э.К. ОЛСОНУ . Не позднее октября 1972 г.-- датируется по содержанию письма.]

«…На земле все довольно уныло, особенно это будет ощущаться в скором будущем. Это совпадает со старыми индийскими и тибетскими пророчествами о высших и низших пиках. Графически я изобразил их на диаграммах. Низший пик в 1972 г (это было в 1969 г.), подъём в 1977 г. и огромный провал с колоссальными войнами в период между 1998 и 2005 гг. — временем Белого Всадника из Майтреи. Но я не доживу до этого времени, может быть, доживете Вы?...»[15]

 

 

[1946?г]

«Прошлое скрылось вдали, будущее было неведомым, осталось одно настоящее — тяжёлый далёкий путь»[16]

 



[1]           Иван Михайлович Майский (настоящие имя и фамилия — Ян Ляховецкий) (1884 — 1975) советский дипломат, историк и публицист. В 19321943 чрезвычайный и полномочный посол в Великобритании. Один из организаторов совещания «большой тройки» в Тегеране. В феврале 1953 г. арестован и обвинён по ст. 58 УК РСФСР. Освобождён в 1955 и восстановлен в партии. В 1960 г. реабилитирован.

[2]           Иван Антонович Ефремов. Переписка с учёными. Неизданные работы. Научное наследство. Том 22. М.: Наука, 1994.

[3]            Книжное обозрение (Москва).- 1988.- 12 февр.- (No 7 (1133)).- С. 7—10.

[4]            Эверетт К. Олсон (1910 — 1993). Американский зоолог, палеонтолог и геолог. Специалист по происхождению и эволюции позвоночных, геологической стратиграфии США. Член национальной Академии Наук США.

[5]           Иван Антонович Ефремов. Переписка с учёными. Неизданные работы. Научное наследство. Том 22. М.: Наука, 1994.

[6]            И.А. Ефремов. «Лезвие бритвы». М.: «Правда», 1988.

[7]            Иван Антонович Ефремов. Переписка с учёными. Неизданные работы. Научное наследство. Том 22. М.: Наука, 1994.

[8]            Там же

[9]           «Сверхновая», № 7, 1996.

[10]          Иван Антонович Ефремов. Переписка с учёными. Неизданные работы. Научное наследство. Том 22. М.: Наука, 1994.

[11]         «Великое Кольцо будущего: интервью с И. Ефремовым» в кн. «Фантастика, 1969—1970», М.: «Молодая гвардия», 1970

[12]          И.А. Ефремов. Интервью газете «Скынтея» (Социалистическая Республика Румыния)

[13]          Книжное обозрение (Москва).- 1988.- 12 февр.- (No 7 (1133)).- С. 7—10.

[14]          Из личного архива Т.И. Ефремовой, частное сообщение.

[15]         Иван Антонович Ефремов. Переписка с учёными. Неизданные работы. Научное наследство. Том 22. М.: Наука, 1994.

[16]          И.А. Ефремов. Путешествие Баурджеда в кн. Ефремов И. Великая Дуга. М.: Молодая гвардия, 1956.