Проекты

Новости

20.04.2017


Опыт сравнительного социогенеза: Египет vs Шумер – выводы. В предыдущей заметке мы сравнивали развитие Древнего Египта и Междуречья. Их более чем двух тысячелетняя сравнительная история показала разительные отличия. В Месопотамии ни одно из её царств не стало точкой сборки в единую устойчивую систему разделения труда, способную защитить себя от экспансии кочевых племен. Все большие государства Месопотамии оказались энергетически нецелесообразными социальными системами, поэтому рыхлыми и неустойчивыми, как правило, короткоживущими. Они разрушались при малейшем ослаблении скреплявшей их в целое пассионарной энергии элит. В итоге мы наблюдали калейдоскоп государственностей с регулярной сменой этнической доминанты – с шумерской на аккадскую, затем аморейскую, касситскую, арамейскую, халдейскую и пр.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Гас 1: объективные предпосылки Глобального проекта

Стратегия ресурсной биобезопасности

Любой живой объект непрерывно нейтрализует потоки рисков, несущих угрозу его устойчивости. Их купирование требует постоянного притока ресурсов, в первую очередь – энергии, накапливаемый же ресурсный дефицит неминуемо ведет к смерти. Поэтому императив ресурсной биобезопасности закодирован на уровне самых глубинных инстинктов биовыживания.

Биологичность власти денег

В человеческом социуме действует негласный общественный договор, наделяющий качеством единого и универсального эквивалента всех ресурсов деньги, из-за чего они рефлексируются в качестве источника ресурсной безопасности. Этим объясняется иррациональная зависимость Человека от денег – она производна от императива ресурсной биобезопасности, как личной, так и потомства на поколения вперед, а приводящим механизмом агрессивной и абсолютной власти денег над людьми служат подсознательные биовыживательные инстинкты.

Зависимость от денег позволила финансовой элите реализовать стратегию, которая привела ее на олимп верховной социальной власти, с которого она и породила Глобальный проект.

Объективные предпосылки Глобального проекта

Первая предпосылка. Инстинкт власти и добровольная паталогическая готовность людей подчиняться Большим Деньгам побуждает высшую финансовую элиту к расширению границ своего протектората в пределах всего доступного ей Мира.

Вторая предпосылка. Над Капиталом довлеет императив быстрого и непрерывного расширения товарных рынков, диктующий необходимость захвата все новых и новых их.

Содержание первой предпосылки прозрачно, тогда как вторая требует пояснения.

Проблема избыточности

Жажда наживы (базовая сущность Капитала, производная от инстинкта ресурсной биобезопасности) толкает Капитал к непрерывному углублению разделения труда в рамках замкнутого причинно-следственного цикла:

– глубже уровень разделения труда – выше его производительность – меньше издержки – больше прибыль – неудержимые позывы к ее реинвестированию (такт расширенного воспроизводства капитала) – глубже уровень разделения труда …

На определенном этапе цикл сыграл позитивную роль: решил для Человека проблему коллективной ресурсной биобезопасности. Но у него есть крайне неприятное побочное следствие – непрерывное воспроизводство проблемы избыточности рабочей силы и капитала.

Очень Большие Деньги предельно интенсифицировали цикл и ускорили воспроизводство проблемы избыточности. Они предоставили ассоциированному Капиталу регулярный кредитный рычаг, который кратно умножил объем инвестиций в такте реинвестирования прибыли.

Императив расширения товарных рынков

В силу своей биологичности Капитал в принципе не способен к рациональной оптимизации с целевой функцией, не привязанной к прибыли (т.е. в парадигме ограничения жадности). Поэтому проблема избыточности всегда решалась и решается им в наиболее выгодной форме – в форме экспансии, выражающейся в захвате новых рынков. Самой очевидной ее реализацией является силовое военное вторжение. Агрессивность ассоциированного с Очень Большими Деньгами Капитала иллюстрирует резюме к книге Стюарта Лейкока [источник, перевод в mixednews]:

Из почти 200 стран лишь 22 не переживали британского вторжения в той или иной форме. Результат шокировал Лейкока: «Я был совершенно потрясён, когда собрал полный список. Мне казалось, у меня достаточно хороший общий уровень знаний. Я был просто в шоке. Другие страны могли бы написать подобные книги, – но они были бы намного короче. Я не думаю, что кто-то может с этим сравниться, хотя американцы в 20 веке упорно работали над своим списком».

Вторичные механизмы экспансии Капитала

В семидесятые назрел очередной тяжелейший кризис избыточности, тогда как возможности для силовой экспансии были заблокированы противостоянием с СССР. Рейганомику породили как альтернативную военной возможность для экспансии Капитала. Эффект расширения товарных рынков был достигнут 1) увеличением емкости рынка посредством кредитной накачки спроса, 2) увеличением инвестиционной емкости рынка за счет канонизации спекуляций в качестве формы «инвестирования». Содержание процессов довольно подробно разобрано в Эволюция капитализма и в Мировом кризисе.

Еще одним важным вспомогательным механизмом экспансии стал феномен ускоренного старения товаров, которое обеспечил калейдоскоп технологических новшеств и стандартов, вторичных относительно ключевых потребительских качеств. Ускоренное моральное старение эффективно зачищает рынок от «старья», увеличивая его емкость.

Разум на службе инстинктов

Капитал сущность биологическая, для которой первична жажда наживы. Поэтому в управляемых им общественных организмах коллективный Разум всегда ставится в положение продажной девки, обслуживающей его темные инстинкты. В итоге Капитал повсеместно порождает агрессивных и жестоких оборгов, для приличия облаченных в смокинг, манишку и бабочку облагороженных меценатством, благотворительностью, политкорректными миссией и стратегией.

По своему содержанию рейганомика и ускоренное технологическое старение стали вторжением Капитала в процессе экспансии в сферу системного управления биовыживательными и иерархическими инстинктами. Дикость ситуации в том, что инстинкты (жажда наживы) системно управляют инстинктами за счет эксплуатации Разума, породив в итоге общество безудержного потребления. И если военная агрессия разрушает артефакты и социальные связи, то агрессия в сферу инстинктов всей мощью оприходованного Капиталом Разума разрушает саму среду обитания Человека.

Содержание кризисов

Кризисы – механизм вынужденного сжатия ставшего избыточным рабочего тела системы в отсутствии жизненного пространства для экспансии. Осуществляется в парадигме чужих не жалко за счет сжатия рабочей силы, сжигания периферийного и иллюзорного Капитала в череде банкротств и дефолтов, инфляционного сжатия, экспроприаций. Если этого недостаточно, то сжигается и часть ассоциированного Капитала из дальнего круга.

Инструментом идентификации Капитала по параметру свой-чужой служат рейтинговые агентства. Система рейтингов трактуется банально просто: А – группа рейтингов для идентификации ассоциированного Капитала, В – группа рейтингов для идентификации периферийного Капитала. Остальные рейтинги обозначают мусорные активы: С – крайне рискованные спекулятивные, D – преддефолтные. Понятно, что в кризис доступ к столь необходимым кредитным ресурсам имеет ассоциированный Капитал с рейтингом А, тогда как периферийный Капитал с рейтингом В либо нервно курит в сторонке ползет на кладбище, либо перетекает в разряд Капитала иллюзорного, вынужденно распродавая за бесценок реальные активы.

Иллюзорный Капитал для финансовой элиты всегда чужой – обыватели, возомнившие себя Капиталом.

Резюме

1) Капитал, ассоциированный с Очень Большими Деньгами, с невероятной скоростью воспроизводит проблему избыточности рабочей силы и Капитала, что является посылом к перманентной внешней экспансии и кризисам сжатия. Виною всему замешанный на инстинктах вечный инвестиционный цикл.

2) Инстинкт Очень Больших Денег к власти и посыл Капитала к экспансии стали объективными предпосылками и одновременно движителем Глобального проекта.

Почему Глобальный проект вырождается в антисистему?

Необходимость экспансии вынуждает Глобальный проект делить Мир на две части: 1) цивилизация Острова – рабочее тело проекта и 2) Папуасия – территория, предназначенная для безопасного кормления страшного и агрессивного зверя экспансии ассоциированного Капитала.

Превращение Папуасии в цивилизацию означает вечный и жестокий кризис Острова. Чтобы воспрепятствовать этому, Папуасию надо лишить онтологий, побуждающих к самостоятельному развитию, сделать их производными от онтологии Острова. Помимо отравления онтологическим ядом, приходится иногда силовым образом ломать наиболее храбрых и умных из папуасов об коленку, разбивая в пыль их социальную структуру и отбрасывая подальше назад по шкале социогенеза – желательно в эпоху Героев.

Александр Оноприенко

март 2013

источник