Проекты

Новости

20.04.2017


Опыт сравнительного социогенеза: Египет vs Шумер – выводы. В предыдущей заметке мы сравнивали развитие Древнего Египта и Междуречья. Их более чем двух тысячелетняя сравнительная история показала разительные отличия. В Месопотамии ни одно из её царств не стало точкой сборки в единую устойчивую систему разделения труда, способную защитить себя от экспансии кочевых племен. Все большие государства Месопотамии оказались энергетически нецелесообразными социальными системами, поэтому рыхлыми и неустойчивыми, как правило, короткоживущими. Они разрушались при малейшем ослаблении скреплявшей их в целое пассионарной энергии элит. В итоге мы наблюдали калейдоскоп государственностей с регулярной сменой этнической доминанты – с шумерской на аккадскую, затем аморейскую, касситскую, арамейскую, халдейскую и пр.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Кипрская модель или куда линять

Изменение модели функционирования банков

Банки в своем классическом виде возникли как институты для купирования рисков, прежде всего, рисков накопления (ограбление, пожар, проблемы с памятью, неожиданная смерть носителя информации о том, где спрятаны накопления, пр.) и рисков денежного обращения (связанные с физическим перемещением больших объемов денег). В своем консервативном виде банки существовали за счет платы за хранение денег и их перевод. Выдача кредитов, которая всегда равнозначна эмиссии рисков, была процедурой ограниченной и крайне сложной для претендентов – их рассматривали под микроскопом. Очевидно, что подобную модель функционирования банков можно реализовать только в условиях околонулевой инфляции.

Ситуация кардинально изменилась со стартом рейганомики. Мегарегулятор намеренно подтолкнул банки к инверсии – превращению из институтов купирования рисков в их эмитентов: банкам позволили 1) ослабить условия выдачи кредитов (якобы застрахованных деривативами типа CDS или CDO) и 2) «инвестировать» в иллюзорные активы. Следует добавить, что перманентная инфляция поставила банки в условия, когда не только невозможно брать плату за хранение, наоборот, им приходится платить за вклады. Поэтому банки вынуждены интенсивно зарабатывать на активных операциях, а это либо кредитование, либо спекуляции ценными бумагами инвестиции в иллюзорные активы, т.е. эмиссия рисков. Таким образом, банки, не спрашивая согласия своих вкладчиков, вынужденно превратились в инструменты инверсии их накоплений в иллюзорный Капитал. Они навесили на консервативных вкладчиков все сопутствующие капиталу риски, о которых те не просили, и которыми не в состоянии вообще никаким образом управлять.

Кипрская модель

Поскольку привлеченные кипрскими банками средства в разы превышают размер ВВП, невозможно было все их разместить в кредитах. Глубокое погружение в спекуляции ценными бумагами был неизбежно (и это ситуация любого офшора). Значительную часть иллюзорных активов кипрских банков составили долговые бумаги Греции, которым длительное время рисовали кредитный рейтинг А.

Что происходит

Экономическая система вошла в жестокий кризис избыточности рабочей силы и Капитала, поскольку все механизмы его экспансии выработаны до предела. Остается единственный доступный выход – постоянное сжатие рабочего тела системы. Сжатие рабочей силы мы наблюдаем воочию. Что касается Капитала, то наиболее технологично для системы сжимать иллюзорный Капитал – для этого достаточно просто не препятствовать обрушению иллюзорных активов, которые более не в состоянии генерировать инвесторам прибыль, как это наглядно продемонстрировала ситуация с греческими долговыми обязательствами. Наиболее же безболезненно для системы сжигать периферийный Капитал.

В кипрских банках совпало и то и другое: из-за греческих проблем произошло сжатие их иллюзорного Капитала, которое во избежание дефолта частично переложили на размещенный в этих банках периферийный Капитал, возмечтавший о надежных гаванях. Ага, разбежались.

Что будет происходить

Система вынуждена и дальше продолжать сжатие иллюзорного Капитала, поскольку она более не в состоянии обеспечивать доход по нему. Поэтому дальнейшие дефолты по «надежным» долговым обязательствам некогда класса А еще впереди. Каждый подобный дефолт будет сопровождаться выборочной рекапитализацией и финансовой помощью банкам: тем институтам, дефолт которых может вызвать в финансовой системе эффект домино, будет предоставляться необходимая ликвидность. Прочие – на кладбище, и офшорные банки в первую очередь: они чистые доноры, а не потребители ресурсов финансовой системы, поэтому их падение не вызывает цепочки обрушений. Дефолт офшорных банком – личное дело их вкладчиков, а не финансовой системы.

Так что, находясь в офшорной юрисдикции, желательно знать какие иллюзорные активы предпочитает банк и интуичить состояние «здоровья» этих активов. Если не в состоянии добиться понимания, тогда оттуда лучше линять.

Куда линять

Сжатие будет продолжаться непрерывно, пока не изменится экономическая парадигма в целом. В отсутствии пространства для экспансии Капитала иного решения непрерывно воспроизводимой проблемы избыточности нет. То есть, нас ожидает ужас без конца.

Любой банк, занимающийся «инвестиционной» деятельностью, а таковых сейчас подавляющее большинство, подвержен рискам от сжатия иллюзорного Капитала. А поскольку тесновато стало сжатие будет продолжаться, то надежных банков нет по определению.

Единственным надежным активом остается золото (наличность находится под риском инфляционного сжатия). Не золотые сертификаты, по которым также легко объявить дефолт, как и по любой ценной бумаге, а именно физическое золото. Справедливости ради отметим, что как показала американская практика и над золотом висит риск его физической конфискации под страхом получить пожизненный эцих с гвоздями.

Невольно на ум приходит анекдот про новобрачную, которая пришла за советом к священнику…

 

Александр Оноприенко

март 2013

источник