Проекты

Новости

22.07.2019


Почему в Китае коррупции больше, чем у нас и почему он борется с ней неправильно? Часто критикам коррупции в России оказывается недостаточно примера западных стран, на которые нам необходимо ровняться в их «бескомпромиссной и успешной борьбе» с этим явлением. Ведь многие «отсталые» «ватные» россияне, получившие иммунитет в девяностые годы к любой пропаганде с той стороны, категорически не приемлют никаких отсылок к Западу и не очень любят, когда нам его ставят в пример. Но к Китайской Народной Республике люди относятся с куда большим уважением и интересом, завидуют мудрому подходу китайского руководства, который позволил мягко реформировать экономику и сохранить свою страну, в отличие от того, что случилось на наших глазах с Советским Союзом. И тогда, с известными оговорками про нехватку в Китае политических свобод и авторитарную политическую модель, критики коррупции приводят в пример России жесткую борьбу с коррупцией, которая ведется в Китае.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Вместо физзарядки…

Отчет о конференции «Русский Феникс» в свободной форме

 

Подтвердилась гипотеза о физиках и лириках: физики еще в 60-е годы прошлого века с удовольствием обращались к лирике, а также не теряли присутствия тела, танцевали и физкультурили по полной.  Обратное – неверно! Лирики активно критиковали «физику» и все, в итоге, вывалилось в конфликт гуманитариев и естественников. Сегодня все условные физики радостно шли танцевать с Игорем Лузиным и были готовы остаться там без всякой физики. Навсегда! То есть опять:  хода из ощущений и чувств в аналитику нет. Самая умная, она же и самая красивая! А вот обратное – неверно!!!

 

Охранять счастливых пифий, к сожалению, пока, надо с ружьем! А для этого иметь стратегию и работать с инфернальным городом, то есть, с бандитами или быдлом.

Здесь опять-таки встает вопрос: почему в Америке быдло не приходит к власти, а у нас в России приходит? И так ли уже живет Америка в сюжете Гибели Рима? Может в сюжете Возвращения Короля! У нее что ни президент – то великий! А у нас в России: если только вернется король…// но король никогда не придет…грустная песня

 

Зачем Алексею Степанову понадобился мезолит?

Затем, что смотрит в основания…

Достижением конференции было описание неолитического кризиса в ощущениях. И это были сильные ощущения. Изгнание из Рая, разве что, сравнимо с ними. На конференции появилась «война Афродиты», как новый символ, и преобразовалась в «игру Афродиты». Как символ надежды на баланс.

Заметьте! На баланс. А не на устойчивое развитие.

Прыжок в квантовый мир это не прогресс в технологическом смысле, а возвращение в мир баланса, прежде всего, между мужчиной, женщиной и высшим смыслом или Богом.

 

Неплохо бы, занимаясь, так или иначе, описанием будущего, принять, как базовый, тезис Никитина о том, что раньше, в мезолите, был символьный мир, то есть объединение вокруг символов. Далее – долгий мир пространственного освоения и присвоения. А сегодня начинается мир времени, временения. Это – баланс. Если человек не понимает символьного мира и пространственного освоения, никакое временение ему не поможет. Это – вложенные миры.

 

Поэтому нам нужен новый миф, новый город и новое качество времени в нем.

 

Конференция «Русский феникс» – это новое качество использование времени. Так не делают. Есть тренинги. Есть научные тусовки. Есть медитации. Есть много чего. Вместе это не живет. У нас зажило! Спасибо всем! Не подвели! Не дрогнули! И каждый был открыт таким, как был!

 

Формы для тех, кто не отследил: доклад – изложение, доклад – откровение, доклад-обучение, доклад-озарение, доклад-провокация, доклад-декларация, танцы со смыслами, четыре раза – разные, «фабрика мысли», реактор-«ромашка», реактор-«кастрюлька», проектная игра (эскиз) на согласование позиций хранителей, основателей, странников, наблюдателей.

 

Достижением конференции является выход на тему «мыслительный спектакль» – развитие, в какой-то мере, идей О. Генисаретского, но предполагающий написание сценария, как отдельный такт, собственно спектакль – как исследование, и рефлексию. Основатели договорились на следующем мероприятии предложить такой способ «игры за Россию».

Это будет обобщением расстановочных игр и их предельной, пока, форме – игре в новую физику по «Алисе в стране Чудес», знаниевых машинок и откровенного собеседования, которое все еще в стадии становления у наших сообществ.

Это будет следующая стадия. Как раз подходит 6-й год существования системы вокруг знаниевых машинок, и следует менять имена и укреплять ритуалы.

Спасибо Игорю Лузину за танцы с завязанными глазами, это – возможное предварение спектакля. На последних «Геостратегах»  мы использовали молчаливую расстановку – это тоже наш ресурс.

 

Следите за объявлениями! J

 

Глубокое взаимопонимание и взаимочувствование, которое Алексей Степанов называет пра – телепатией, осталось в условном «мезолите» и нуждается в доставании оттуда. Это чувство и умение можно также назвать безусловной любовью и безусловным доверием. Возможность пережить это даже в отрыве от задач сегодняшнего дня очень ценно.

Еще раз аплодисменты Лузину и партнерше!

 

Конференцию можно считать новым форматом соорганизованности. Наш друг, Основатель Юрий Чудновский считает, что будущее за само-со-организованностями. В данном случае, большая группа людей организовалась, чтобы быть причастным или активно двигаться в решении неутилитарных задач построения будущего, в котором хочется жить. Было организовано исследование вопроса: что мы потеряли в мезолите, что сегодня не дает нам подняться к звездам?

 

Важные вопросы первого дня:

  1. Каким образом в мезолите думали про последствия? Как принимали решения?
  2. Как были устроены отношения между мужчиной и женщиной?
  3. Как передавалось новое, иное, ведь школы не было?
  4. Как они жили? В городах? Что делали? Какое было у них время?

 

На часть этих вопросов получили ответы во время танца:

  1. Выверяли пространство вокруг себя, чтобы не повредить другому… Танцуя перед Богом, это удается. Не думали. Априори ценно было здесь и теперь словить улыбку Бога и прикосновение другого.
  2. Отношения притяжения, счастья, обретения друг друга, любви и защиты в паре, при этом достаточно ласкового дыхания одиночества, если оно случалось в старшем возрасте.  Некоторые танцующие притащили в танец наш мир унижения и противопоставления идентичностей, но в Раю этого не было, другие не переживали такого и удивились. Что-то произошло позже, после мезолита, чего женщины до сих пор не прощают мужчинам…
  3. Новое и иное не пугало, ведь была же божественная игра и божественная защита, закона о сопротивлении инновациям еще не изобрели J
  4. У них было длинное время и не длинная жизнь, в этот мир надо ходить за временем, и можно потом прожить долгую жизнь здесь. Там, в мезолите, лежит огромный запас силы и высшего смысла, радости, игры и любви.

 

При этом большой ошибкой будет постоянно торчать от несбывшегося и танцевать в оазисах с ночи до утра. Это «норбековский монастырь», из которого куда большей  честью будет нести  радость, доброту и силу в мир, чем вечно черпать для себя, сидя за стенами.

 

Считаю важными тезисами в описании мира будущего и текущего кризиса пользоваться материалами доклада Никитина:

·       Экстремальный спорт сегодня это – иллюзия взросления, а не само взросление.

·       Существует некое принуждение к балансу вместо борьбы, войны, конкуренции. Это принуждение идет от женщин. Война Афродиты. Женщины – противники машин для убийства. Но осознания, где баланс нет. Идет инстинктивная манипуляция.

·       Технологии есть реализация мышления, но они же делают мышление лишним.

·       Чтобы начать думать, нужно прекратить всякие технологии.

·       Наш Персоналитет конкурирует с SINGULARITY, там простая идея: все тренды сольются в один и будет нам техносчастие, то есть материальное изобилие. Шестьдесят проектов – и мы приблизим точку сингулярности! Там просто богослужение, вся молодежь в экстазе, великолепный зал и все про мечту о будущем! А Персоналитет тихо задает неудобные вопросы. И NASA нас не финансирует… L.

·       В современном искусстве такая же беда: оно стоит денег, бесплатные толпы ломятся на выставки. Коллекционеры получают некую даже независимость от власти, но все это искусством не является. А раньше художники ездили в экспедиции и рисовали там зверей и птиц, тонкими подробными линиями, и так создали новое искусство, новый взгляд на природу. Сейчас нужен такой новый взгляд, новое чувствование. Понятно, что оно не финансируется…

·       Новые формы чувствования вообще не нужны корпорациям. Они же изменят мир.

·       Новое чувствование должно пройти через проблематизацию в стадию вопрошания, исследования, затем через поименование в проектирование, затем через качествование в технологию, стандартизацию. А мы все еще в этом «новом чувствовании».

·       Проблематизация существующей картины мира (технологической, например) это – критика оснований за счет нового видения. Мы со своими «фениксами» и прочими соколами J – здесь! Мы формируем это новое видение, иначе технологи нас приведут вместо сингулярности к откату назад к мародерству.

·       Далее идет вопрошание: как устроен мир, порожденный этой новой чувственностью. За счет вопрошания и полагания появляются новые объекты, новая картина мира. Так получилось с естественными науками. Возник язык естественных наук. А у нас что? У нас, как раз, кризис науки, ее языка, но счастье видится в прошлом, и все ломанулись в эзотерику, приправленную фоменками. Это и на конференции проявилось. Спор классификаций. Здесь еще нет решений. Сюда надо бросать силы. Здесь есть какие-то стаи, разнообразия, вертикально-замкнутые циклы жизни и творчества. Целые сообщества, фрактальные группы.

·       Предыдущая стадия известна, она породила и стандартизацию – цифровой мир. А вот наш постнаучный мир, он в чем считается и считается ли? Может он читается, обнимается или просыпается всегда в разном времени?

·       По Никитину следует различать дизайн и искусство, дизайн это технологизация красоты…

·       Есть некие бессильные, бессмысленные и неполные попытки новому чувствованию прорваться: «зеленые», например. А раньше такими были минориты и пиетизм туда же.

·       Игра в бисер – фельетонная эпоха отчасти отражает наши сегодняшние попытки с неаналитическими спонтанными спектаклями

·       Сегодняшнее искусство устраивает корпорации. Оно занимается развитием, а не критикой, в нем нет чувства, оно обустраивает потребительское общество.

·       Молодежь сегодня пытается выйти на новое искусство. Они в начале Пути. Мы их еще найти не можем. Возможно, стоит ставить задачи по их обнаружению. Например, нарождающееся в Питере архитектурное действо «сделай сам», это кто?

·       По Никитину маркером предыдущей новой чувственности были миниюбки, иное описание женского. Сегодня идет борьба – останется чувственное в жизни вообще или исчезнет. На конференции было подспудно много желающих, чтоб исчезло и не мешало аналитике. Это очень чувствовалось J.

·       Персональное очень отличается от индивидуального. Это как сравнить и вставить в ряд или воспринять как единственное. То есть для персонального есть единство средств описания и описания. Не сравнивай! – хороший лозунг.

·       Для нас важно: новое вопрошание и новое полагание.

·       Для нас важно, что процесс, спектакль и т.д. повторить мы не можем!

·       Быстрое общество это все скачками, и все одновременно. Сегодня уже многие замечают, что синхронизм мероприятий дает резонанс, но со скачками пока не очень J

 

В обсуждениях с В. Никитиным, пришла к выводу, что:

Мы преуспели в решении: скорость против суеты. Это, по-нашему, – сборка. Два другие такта: темп против скорости и глубина против темпа нами пока не освоены.

Еще: следует создать требования по российской сингулярности. Про явную американскую понятно – все оптом побежали. Про неявную – мы ничего не знаем, кроме того, что элиты учат хорошо.

 

Никитин нарисовал некий аналог термоядерного реактора по Переслегину. Это область, точка, в которой сходятся три оси: ось критики до основания дисбаланса,  ось исследования пределов нового баланса и ось новых конструкций баланса. На конференции нам удалось вскрыть только одну сторону: дисбаланс отношений мужчины и женщины, который лег в основу  воспроизводства бесчувственных машин  мужчинами и мести женщин, которые не хотят рожать детей в этот мир.

Нужен новый поток смыслов

Многие люди думают, что они думают.

Они мечтают, считают и грезят.

Думание связано с принятие нестандартного решения.

Важно ответить на вопрос: чем думают города, государства, страны?

Чиновники не думают, у них нет вопрошания и рефлексии.

Политики решают электоральные задачи и не думают.

Академия наук не думает по структуре.

Ученые не думают из-за ВАКа и стандартизации исследований.

Государство решает ситуационные задачи.

Бизнес зарабатывает деньги.

 

Это миф, что развитие есть думание. Развитие это то, что уже есть, а думание про то, чего еще нет.

Нет задачи развивать российское общество. Есть задача его пересоздать. То есть создать новое общество.

 

Война Афродиты в первый день вызвала страх, понимание, что справиться с ней и с ними нельзя. В третий день участникам как-то полегчало с переопределением ее в игру Афродиты.

СП считает, что фантастика – в другом отделе L: если и получится, то очень нескоро. Уже после звездолетов L.

 

В первый день мне пришла в голову идея поставить «Сказку о царе Салтане» для России:  о господстве потребительского мира, уничтожения иного, но все-таки о чудесном восстановлении баланса и прощении оголтелых теток, мстящих Богоматери за слова «я б для батюшки царя родила богатыря!». Женщины могут вернуться в этот мир, и даже родить этот новый мир, но вот только в обмен на отказ мужчин от машин убийства, войн, в которых военная машина пожирает людей, причем как побеждающих, так и проигрывающих. Войн, где выгоднее вырезать деревню, вместе с детьми…

Сегодня это зашло далеко и имеет другие имена. Мы просто вскрыли основания.

Сегодня вопрос стоит про другое: как, например, быть с толерантностью и политкорректностью?

Никитин считает, что – жесткой коммуникацией (а не общением). Это вынос пределов внутрь обсуждения.  У нас так получилось, и у всех повеяло холодом нерешенной в неолите задачи.

Парибок считает, что нужно себя и других пугать будущим.

Z- система, это третья по отношению к избытку-недостатку ресурсов (По Переслегину, Малкову) система ресурсопорождающая.  Порождающая иные ресурсы.

 

Интересно. Это была первая конференция в моей жизни, в которой я не вырубилась и даже не устала, потому что как только это подступало, спасительная форма танца возвращала силы и любовь.

Идея КЕПС-2 привлекательно, но нуждается в смене имени. Нам не надо бросков к Уралу и к заводам. Нам нужно другое обустройство страны. Надо еще понять подо что. Во время доклада Боровикова у меня всплыла старая задача, которую мы еще в 2000-х обсуждали с культурологами: перепись живых людей в РФ. Чтобы подойти к теме обустройство надо исключить конкуренцию, ввиду войны Афродиты, она все равно ее закроет. И как-то обустраивать синхронное управление снизу. Мы уже много раз на реакторах приходили  к выводу, что идея «поучаствовать в управлении» должна стать формой досуга. Хороша идея мерцающего управляющего сообщества. Сюда же подходит карта когнитивности или картирование смыслов и мифов территорий. В эту же обойму ложатся вертикальные замкнутые циклы по ресурсам, персональные для территории. Но это пока идеи, а они немного стоят.

 

Интересная тема: доверие и страх. Кто-то сказал, что отмена страха вызывает доверие. Это неправда. В нашем пленительном мезолите первого дня страха не было, нечего было отменять. А доверие было изначально. Сегодня так не получится. После отмены страха, нужно понимание, рефлексия и юмор, тогда доверие получится. Дело в том, что в мезолите был очень простой мир, там «каждый человек во вселенной знал, где добро, а где зло».  Сегодня нельзя ломануться в простой мир, сложный придет за тобой, никаких стен не хватит…

 

Несколько идей из реактора про города:

Города птиц, города кошек, города аккумуляторы опыта, города по дефицитному ресурсу, города не для людей, ландшафтная автономия, экзистенциальный ландшафт. Город-читалка, город – карусель, организменная модель расселения.

Реактор  в 12 человек – слабый реактор. Нужно хотя бы 16, если много новеньких.

По Никитину важное!

  1. Информационные объекты становятся символьными выражениями
  2. Полнота города (меньше можно, а больше нельзя)
  3. Управление благородным делом, как досуг

 

Следующим запустили быстрый реактор типа “бериллиевая кастрюля”.  Тема реактора была «Война Афродиты». В реакторе – только мужчины.

Рефлексия этого реактора была просто убийственна. То есть ее не было вообще. Было две позиции: мы все сами знаем, что делать с женщинами, то есть пусть они!!! И вторая: что с вами такими знающими делать!

 

«Игру Афродиты» ввел Никитин. Эта тема не возникала. Была война, страх, непонимание. Все мужчины вздохнули с облегчением, но вряд ли многие отрефлектировали, что стать партнером в «игре Афродиты» куда сложнее, чем воевать. То же касается  наших женщин и меня. Предложить «игру Афродиты» куда сложнее, чем просто манипулировать мужчинами.

 

Доклады Африканыча сшили нам конференцию.

Второй доклад про мемы, логемы, мемы и лемы рисует нам структуру общества следующего мира. Это общество, которое строится не на технологиях производства, а на ментальных процессах. При этом нельзя развалить технологии! Когда танцуешь, не надо думать. Но когда закончил танцевать, нужно приниматься за это.

Самая сложная проблема в новом устройстве это, на мой взгляд, стать переводчиком с брахманского на обыденный язык. Топическая логика, или как вписать это все в то, что думают и понимают на этой территории. Нам в форсайтах это, если и удается, то случайно. Чаще – нет.

Вторая большая беда это – перестроить сектор университетов. На Западе есть такие, которые учат мыслить, через собеседование, например. У нас собеседований нет. Нам нужно откуда-то гравицаппу достать или, хотя бы, всем растрепать, что есть она и показать убедительно – глядишь и возникнет.

Еще нам бы не надо более экспортировать русских женщин: это наш ресурс, у нас «местный телефон» к Богородице, которая ходила по мукам.

«Игры Афродиты» в языке и должны стать основой инфолита.

 

 

Третий доклад Африканыча  достойно завершил его экспансию

·       предисловие к докладу важнее доклада  (я пыталась это всунуть в игру на проектирование – не сработало, но буду теперь упражняться и другим советую – сделать предисловие, иногда потом доклад не нужен)

·       Способность выходить на третий-четвертый уровень рефлексии это выход в Позицию.

·       София – мудрость Божья, она играла перед Богом в момент творения мира

·       Богородица  вела войну против всех войн, она не хотела, чтоб умирали дети

·       Есть еще Разум. И баланс – это три позиции и вовсе даже не равновесные.

·       Развитие – это частный случай нарушения баланса. Войны развития это войны всеобщего неразумия построить баланс

·       Разум, способный к балансу, это канатоходец по Боровикову, жонглер и шут перед Богом по Никитину

 

Про образование:

В медленном мире общество определяет образование, и управление исходит из настоящего

В быстром мире образование порождает общества или изменения в нем, образование есть вход в будущее и последующее деление общества на думание-следование, сложное-простое, дифференциация.

В современном мире нельзя управлять ни административно, ни менеджерски, есть портал образования, связывающий прошлое и будущее

В паре Учитель-ученик, Учитель поступается прошлым, а ученик будущим. В прошлом живут надежды. В настоящем – любовь. В будущем – вера. Если распалась связь времен, значит, в настоящем нет любви. Человек ощущает кожей. Думает – руками. Понимает – сердцем. Рефлектирует – животом. Рассчитывает – мозгом.

Елена Переслегина.