Проекты

Новости

20.02.2017


"Геостратег: Революция": Семинар №2. Открыта продажа билетов на дистантое участие. Купить билет можно по ссылке http://app.kassa.io/b/1276 После оплаты вам придет письмо с подтверждением участия и ссылкой на вход в вебинар.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Анонс первой игры курса Геостратег

 Стратегическая ролевая игра «Памяти Каддафи», 28 января 2012 года

 

«Опыт войны в Ираке (2003 г.) показывает, что западная коалиция стремится не к ограниченной войне, имеющей своей целью достижение тех или иных локальных преимуществ, а к полному уничтожению неугодных ей политических режимов и физическому устранению их лидеров. Вследствие этого компромиссный мир  маловероятен, а стратегия, направленная на его достижение, должна рассматриваться, как обремененная неприемлемыми рисками».

            (Из документа «О возможной стратегии Ливии в конфликте со странами Запада», Имперский Генеральный Штаб, июнь 2011 года)

 

Первая из запланированного курса стратегических игр, самая простая и самая традиционная, отчасти, носит мемориальный характер.

            Среди многих актов агрессии, совершенных западными лидерами в XXI столетии, ливийская война носит совершенно особый характер. Во-первых, она очень уж напоминает Триполитанскую войну 1911 – 1912 годов, которую историки привычно рассматривают, как зарницу «мирового кризиса» 1914 года. Во-вторых, по своему цинизму она превзошла и нападение США на Афганистан («В ответ на террористическую угрозу неизвестно откуда, Соединенные Штаты послали войска неизвестно куда»), и даже Иракский конфликт 2003 года. В-третьих, многие жители Российской Федерации до сих пор испытывают стыд от позиции, занятой руководством страны в этом конфликте. В сущности, Россия проявила себя хуже, нежели страны Запада. Те, по крайней мере, совершили преступление против мира (в терминологии Нюрнбергского процесса) во имя каких-то своекорыстных политических и экономических интересов, иными словами «за очень большие деньги». Но РФ предало союзника и попустительствовала агрессии во имя интересов чужих. Недаром в Интернете говорилось: «Кампания НАТО в Ливии расколола страну: Президент поддерживает НАТО, а вся остальная Россия – Каддафи».

            Однако, преступный характер действий стран Запада в Магрибе – и, тем более, отступничество России, не снимает ответственности с ливийского руководства. Все ли оно сделало для того, чтобы превратить войну в неприемлемую для стран НАТО? В военной области? В политической области? В экономической области? В пространстве культурных кодов?

            Необходимо понимать, что сегодня в мире вооруженные силы США отвечают мультидержавному стандарту: они объективно сильнее всего остального мира, взятого вместе.  Следовательно, любое государство, стремящееся к независимой политике – и, шире – к независимому существованию – должно ответить для себя на вопрос: каким образом можно противостоять силе державы-гегемона? Какова, вообще, стратегия слабого против сильного?

            Это – тема Игры 28 января 2012 года.

            Конечно, это ролевая игра «против поля»: страны НАТО и США, в любом случае, будут «мастерской командой», а Россия при любых обстоятельствах будет следовать своему прозападному курсу… Или, все-таки, не при любых?  Ливия (Каддафи) должна искать свои «шансы на краю Гауссианы», свою «стратегию Чуда», а Посредникам предстоит разобраться с тем, насколько корректно она сумеет это сделать?

            С середины 1990-х годов считалось, что лучшей стратегией стран Третьего мира против развитых европейских государств является «стратегия неприемлемых потерь». Вся логика современных террористических войн построена на предположении, что

 

Запад чрезвычайно чувствителен к человеческим жертвам, в особенности, к жертвам среди мирного населения.

            Это было справедливо.

         Но после 2008 года, в связи с ренессансом «левого проекта», нарастанием внешних и внутренних противоречий в странах Запада, появлением реального риска военных столкновений, ситуация коренным образом изменилась. После теракта, совершенного Брейвиком в Норвегии, стало совершенно ясно, что отныне политики Запада не рассматривают кровь своих мирных граждан, даже детей, как «неприемлемый ущерб». Иными словами, никакие теракты на территории метрополий, не заставят европейских и американских лидеров отказаться от своих планов.

            Это – реальность.

            Это – кризис или даже полный провал «стратегии АТ-групп», о которых мы писали в «Антирэнде» («Новых картах Будущего») и «Гильбертовой пустыне».

            Это – возможность для следующего витка колониальной стратегии.

            Это – вызов для стран, осуществляющих или пытающихся осуществить когнитивное проектирование на своей территории.

            Это – вызов для России, вне всякой разницы от того, какую именно стратегию – когнитивную, постиндустриальную или неоиндустриальную – страна собирается проводить в жизнь в следующие 12 лет

 

            Со всей очевидностью встает вопрос, что сегодня делать государству или народу, попавшего под очередной акт колониальной агрессии? Чем можно заменить «стратегию терроризма» в условиях, когда формально военные способы противодействия военному давлению не работают, ввиду «теоремы о фазовой доминации»: индустриальная армия не может сражаться с постиндустриальной при любом соотношении сил?

 

            Игра будет состоять из следующих стадий:

 

  • Вводная лекция по основам стратегии
  • Исходные данные по ливийскому конфликту
  • Политический такт Игры
  • Два военных такта Игры
  • Экономический и культурный такт Игры
  • Сборка