Проекты

Новости

20.04.2017


Опыт сравнительного социогенеза: Египет vs Шумер – выводы. В предыдущей заметке мы сравнивали развитие Древнего Египта и Междуречья. Их более чем двух тысячелетняя сравнительная история показала разительные отличия. В Месопотамии ни одно из её царств не стало точкой сборки в единую устойчивую систему разделения труда, способную защитить себя от экспансии кочевых племен. Все большие государства Месопотамии оказались энергетически нецелесообразными социальными системами, поэтому рыхлыми и неустойчивыми, как правило, короткоживущими. Они разрушались при малейшем ослаблении скреплявшей их в целое пассионарной энергии элит. В итоге мы наблюдали калейдоскоп государственностей с регулярной сменой этнической доминанты – с шумерской на аккадскую, затем аморейскую, касситскую, арамейскую, халдейскую и пр.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Анонс игры №4 «Космическая гонка» курс ГЕОСТРАТЕГ: ВОЙНЫ БУДУЩЕГО. 21 апреля 2012 года

  Необходимые документы  участников курса Геостратег: Оферта, Регистрационная форма,  программа курса,  условия участия и схема оплатыcхема проезда к месту проведения.

Развертывание наших «вооруженных сил» закончилось двойной Игрой 3-го и 24-го марта 2012 года, посвященной кризису Евросоюза. Приходит время главных прогностических Игр, и «Космическая гонка» может занять среди них особое место.
С одной стороны, политически это самая простая Игра с вполне очевидной стратегией. Крайне сомнительно, что она приведет к таким же напряжениям в ткани Текущей Реальности, как наша «перспективная реконструкция» событий в Европе в 2014 – 2020 гг. Тогда по итогам Игры в Интернете и других СМИ пошли разговоры о близкой войне на Ближнем Востоке, а часть игроков просто заболела.
С другой стороны, Игра обещает быть технически очень сложной. В ней, конечно, будет своя дипломатия и политика, свои переговоры и система договоренностей, но, в целом, ее содержание будет складываться вокруг организационных, управленческих и инженерных решений. Причем, на сей раз, это будут не ориентировки и намеки: «хочется чего-то такого – ну, вроде нанотехнологий и центра прогностических исследований», а очень конкретные программы действий. Собственно, решения игроков и оцениваться будут по степени конкретности, по уровню практической реализуемости. Речь идет, по существу, о той стратегии космических исследований, которую кому-то из нас, вероятно, придется претворять в жизнь не в Игре, а на самом деле.

«Это будет, как раз, игра, посвященная столкновению подходов: геокультурного, геоэкономического, просто экономического, и, наверное, некоторых других. Одновременно – конкурентная игра, поскольку победитель будет только один, и кооперативная игра «против поля», поскольку проиграть могут все. Игра на четкое понимание особенностей фазового кризиса и необходимости инженерной и онтологической страховки технологического когнитивного проектирования». (Из анонса курса «Геостратег»)

В отличие от большинства ролевых игр, на сей раз нас ждет не походовая стратегия, а стратегия в реальном времени. То есть, с начала игры внешнее метрическое время пойдет, и будет идти с постоянной скоростью до самого конца, до фазового кризиса. Провели переговоры «с кем-то о чем-то», прошло несколько месяцев. Не нашли вовремя Посредника, значит, отложилось принятие решения и выделение финансирования. И так далее.
Игра ставит вопрос о реализации инерционного сценария «закрепления стратегического инженерного фланга» Человечества на достигнутом в ХХ столетии индустриальном рубеже. Обеспечение этого фланга рассматривается, как необходимое условие любого постиндустриального проектирования.
Кроме того, космический прорыв представляет собой простейший, хотя, конечно, не единственный вариант поддержания трансцендентной «рамки» Цивилизации. Поэтому в базовой лекции речь пойдет о третьем типе войны, которую ранее мы называли «войной Христа», а теперь (в целях единообразия с «войнами Афины и Ареса») – «войной Аполлона». Нам потребуется не только рассмотреть геокультурные основания стратегии, в том числе – космической, но и научиться работать с третьей формой связности: вертикальной.
Хотя «космический прорыв» и реализует инерционный оборонительный сценарий, стратегия такого прорыва может быть наступательной, неравновесной, темповой. Возможно, потребуется «стратегия Чуда» в логике «войны Ареса» или управление фондовыми резонансами в «войне Афины». Но очень может быть, что Лунная программа США не случайно носила имя «Аполлон».
В любом случае игрокам придется ответить, притом в управленческой и организационно-деятельностной логике, на следующие вопросы:
Зачем, для чего и во имя чего исследовать Космос?
Где взять деньги, кадры, время и другие критические ресурсы на исследование Космоса?
Как исследовать Космос?
Прежде всего, необходимо будет поставить цели, перевести их в задачи и программу действий, получить финансирование и санкцию со стороны национальных государств или иных властных элит.
Нужен сценарный анализ и обеспечение прогностической безопасности.
Стратегия? В логике Ареса? Афины? Аполлона? Оперативные решения? Большая тактика и прогностическая агрессия?
Потребуется описать организационную и управленческую структуру космического проекта. Потребуется описать механизм и инструменты управления НИРами. Потребуется предложить конкретные инженерные и технические решения.
Вся эта деятельность будет развертываться на фоне кризиса Европы (игры 3-го и 24-го марта), фазовых и когнитивных проблем, нарастания военной угрозы, падения уровня образования, критической ситуации с инженерными кадрами. Все это, разумеется, будет моделироваться.
Несомненно, придется учитывать позиции «фабрик мысли», некоторые из которых, очень может быть, перейдут из прошлой Игры. А вот информационные объекты, скорее всего, будут совершенно другими. Над «космическим прорывом» витают призраки проектов 1960-х годов, и даже 1940-х годов: такие фигуры, как Генеральный Конструктор (абстрактный), очень условный «информационный Берия» и, может быть, такой же условный «фон Браун». Кроме того, тень «Лунной постановки» по А.Оноприенко появится обязательно и всенепременно.
И сыграют случайности, возможно, также управляемые информационным объектом.
А еще есть эгрегоры индустриальных (Китай, Индия) и когнитивных проектов…
 Этот небесный слой настолько важен для Игры, что, наверное, придется ввести отдельную позицию Бога. 

Ну, с Богом…